ИГОРЬ ШОРНИКОВ: РУМЫНОУНИОНИЗМ - МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ ДЛЯ ВСЕЙ ЕВРОПЫ

Траян Бэсеску заявил, что представит в парламент Румынии законопроект об объединении с Республикой Молдова. По его словам, законодательная инициатива будет основана на 148-й Резолюции Сената США, в которой говорится о праве Молдовы на объединение с Румынией после объявления своей независимости и в соответствии с положениями статьи 1 Хельсинкского заключительного акта. Траян Бэсеску утверждает, что объединение с Молдовой может быть реализовано, «если этого захотят молдаване, по решению парламента».

 

2018 год – это год столетия оккупации Бессарабии Румынией. Унионисты в Молдове на протяжении нескольких последних лет готовились к этой годовщине, стараясь морально и психологически подвести общество к мысли о возможности нового объединения. Заявление почетного председателя унионистской Партии национального единства Траяна Бэсеску – это первый в нынешнем году сигнал, которых наверняка последует еще очень много.

 

Следует отметить, что унионисты активно пытаются найти лазейки в международном праве для обоснования новой аннексии Молдовы.

 

Показательно, что первая их отсылка - к решению американского Сената. В современной практике международных отношений мы нередко наблюдаем ситуации, когда мнение Вашингтона оказывается выше международного права, выше решений ООН. Поэтому унионисты правильно рассчитали: если новая аннексия станет базироваться на неких решениях американского Сената, этого будет достаточно для ее легитимации.

 

Вторая отсылка – к Хельсинкскому документу 1975 года, на котором строится принцип нерушимости границ в Европе, установившихся по итогам Второй мировой войны. Данный принцип неоднократно преступался, когда рушились СССР и Югославия, распадалась Чехословакия. Однако он остается вполне рабочим, когда ставится вопрос, например, о признании независимости Приднестровья.

 

В статье 1 Хельсинкского заключительного акта говорится, что «все государства-участники ... считают, что их границы могут изменяться в соответствии с международным правом, мирным путем и по договоренности». То есть, по мысли унионистов, аннексия Молдовы не станет прямым нарушением Хельсинкского акта.

 

Наконец, третий аргумент - Бэсеску утверждает, что объединение Румынии с Республикой Молдова может быть реализовано, «если этого захотят молдаване». Однако, по логике Бэсеску и унионистов, желание молдаван должно быть выражено не на референдуме, как это было бы логично предположить, а базироваться на решении парламента. То есть они заведомо исключают возможность проведения плебисцита по этому вопросу. Согласно последним мониторингам общественного мнения, которым, кстати, также не всегда следует доверять, объединения Молдовы и Румынии желают не более 1/5 из числа респондентов. Поэтому на референдуме такое решение принято быть не может. Что же собой представляет молдавский парламент в последние годы, нам известно. Это послушная машина для голосования.

 

Интересна сама иерархия тех доводов, которыми унионисты обосновывают сегодня свои претензии на Молдову. На первое место они  помещают разрешение Вашингтона, потом апеллируют к общеевропейской декларации, и только на последнее место помещают мнение народа. При этом прямое волеизъявление граждан они подменяют решением органа, в котором ответственность коллективная, а не персональная.

 

На наш взгляд, к заявлениям Бэсеску следует относиться серьезно. Иногда его стремятся представить в качестве политического клоуна, который, потеряв доверие избирателей в Румынии, пытается реализовать свои амбиции в соседнем государстве. Однако если мы проследим развитие проекта Партии народного единства (ПНЕ) в 2017 году, то увидим, что рейтинг этого унионистского формирования, а также личный рейтинг Бэсеску растет в Молдове самыми быстрыми темпами. Бэсеску - один из немногих политиков, который проводит активную кампанию по районам РМ, ездит по селам, встречается с избирателями, старается убедить молдавское население в том, что в Румынии жизнь станет лучше. Аргументация известна: Румыния – государство ЕС, поэтому там в разы больше размер пенсии и т.д. Уже сегодня ПНЕ создала весомую конкуренцию другим правым формированиям, в частности, объединениям Майи Санду и Андрея Нэстасе. Сейчас рейтинг ПНЕ приблизился к 6%-ному порогу прохождения в парламент, а к концу 2018 года, по оценкам ИСПИРР, партия способна аккумулировать до 12-15% голосов.

 

Этого количества недостаточно для принятия молдавским парламентом решения об объединении с Румынией. Но если мы проследим тенденции 2017 года, то увидим: унионисты, даже не имея какого-либо весомого представительства в высшем законодательном органе Молдовы, вполне успешно продвигают свои идеи. Молдавский язык конституционно заменен румынским, законодательно сокращается сфера применения русского языка в Молдове и т.д.

 

Парламентские выборы, которые должны пройти в ноябре 2018 года, станут очень непростым этапом в политической жизни РМ. Уже сейчас многие аналитики не исключают вероятности прорумынских «майданов» и «цветных» переворотов, в результате которых к власти придут силы, не только имеющие финансовую поддержку из-за Прута, но и способные найти сотни боевиков для организации беспорядков в Молдове.

 

Для Приднестровья такой сценарий – худший из возможных, потому что претензии унионистов не ограничиваются территорией всей Бессарабии, включая приднестровский город Бендеры, но и включают Северную Буковину (ныне Черновицкая область Украины) и т.н. «Транснистрию», территорию от Днестра до Южного Буга. Надо понимать, что в случае румынского реванша в РМ первое, что должны сделать унионисты, чтобы выслужиться перед американцами и обосновать аннексию Молдовы, – это избавиться от российского военного присутствия на Днестре. Потому унионизм в РМ представляет собой мину замедленного действия для всей Европы.

© ИСПИРР 2019