ПЕШКА, СТАВШАЯ ФЕРЗЕМ

 

Заместитель директора ИСПИРР Андрей Моспанов – о том, как в Молдове окончилась одна шахматная партия и начинается другая.

Итак, к концу недели ситуация в РМ не только стабилизировалась, но и разрешилась. Дело быстро подвинулось после краткого визита в офис Демократической партии посла США Дерека Хогана. Вслед за этим Влад Плахотнюк сначала отменил встречу с послами стран ЕС, а затем демократы объявили, что уходят от власти.

 

У США и Дерека Хогана был приятный выбор между Плахотнюком, который всю последнюю неделю на своих телеканалах бомбардировал Россию, Дмитрия Козака, «зеленых человечков» и внутренних «трэдэторов» [предателей – прим. ред.], и правительством Майи Санду. Американцы выбрали второе, и демонтаж старой системы начался еще до вечера пятницы.

 

В сущности, кризис потому и продлился целую неделю, что США не сразу четко определили свою позицию относительно него. Потенциальная поддержка Вашингтона и местные силовики были теми двумя главными ресурсами, на которых Влад Плахотнюк держался в течение последних дней. «Народные» протесты Демпартии выглядели, что и говорить, убого: сразу ощущалось, что по доброй воле туда идут немногие, были многочисленные свидетельства использования административного ресурса и подкупа «протестующих» (да и сами «протестующие» этого особо не скрывали). Довольно примитивной оказалась и попытка Плахотнюка по примеру Петра Порошенко разыграть национал-консервативную карту.

 

Подчеркнем: демонтаж старой системы только начался. На уровне deep state пока существует определенная оппозиция новому правительству, телеканалы, входящие в медиахолдинг Плахотнюка, на тот момент, когда пишутся эти строки, еще «мочалят» коалицию АКУМ-ПСРМ и президента Игоря Додона, хотя их риторика и становится все менее радикальной. Но новая власть уже берет и в итоге возьмет окончательный верх. Это объективный процесс. Думается, что Демпартию никак не спасли бы и досрочные выборы, которые она судорожно пыталась назначить на 6 сентября.

 

***  

 

Бросим взгляд на поле боя. На нем нет убитых и раненых, и даже индюки, переброшенные в прошлое воскресенье через забор президентуры, были, как говорят, спасены, накормлены и отвезены в Кишиневский зоопарк. Молдавский народ не хотел воевать, тем более за олигархов; за мир однозначно высказались и все внешние силы.

 

Два победителя – Партия социалистов и блок «АКУМ» - пришли, однако, к окончанию кризиса с неодинаковыми результатами. У лидеров коалиции случилась «минута славы», но по-разному. В то время как правительство Майи Санду признавали все новые и новые европейские страны, Игорь Додон стал героем известных видеороликов, где он, судя по всему, не только всерьез ведет кулуарные переговоры с Плахотнюком и его ближайшим помощником Сергеем Яраловым о федерализации РМ и финансировании Партии социалистов, но и признается, что Россия давала ему 700-800 тысяч долларов ежемесячно на содержание ПСРМ.

 

Позже, когда эти же ролики были продемонстрированы в эфире ТВ8, Додон неловко улыбался, не отрицая сам факт переговоров, но объясняя их тем, что это была «хитрая шахматная комбинация» и что он намеренно вводил Влада Плахотнюка в заблуждение. «Вас могут обвинить в участии в спецоперации, которая реализовывала Российская Федерация», - сказала ему ведущая программы «Политика» Наталья Морарь. А когда она прямо спросила: «Вам и вправду русские давали по 700 тысяч долларов в месяц на партию?», Игорь Додон совсем сконфузился и промолвил: «Это [видео]монтаж, это монтаж».

 

В общем, уходя, Плахотнюк решил в перспективе потянуть за собой и молдавского президента, пробив течь в его политическом будущем. Президентские выборы в РМ, если они останутся всенародными, напомним, пройдут через полтора года. В правом блоке «АКУМ» есть немало людей вроде Оазу Нантоя, Игоря Мунтяна или Октавиана Цыку, которые уже сейчас бы с удовольствием раскручивали тему «Додон-трэдэтор». Их сдерживает необходимость сначала довершить слом системы Плахотнюка. Но к 2020 году с этим точно будет покончено, и расследовательский пыл «акумовцев» доберется до всех контактов Игоря Додона с беглым олигархом за последние годы. Президента, конечно, не арестуют (так же, как и не запретят Партию социалистов из-за российского финансирования). Но вопрос с его переизбранием на второй срок серьезно осложняется.

 

Мы также не знаем всех условий финальной договоренности Плахотнюка с США - может статься так, что одним из ее пунктов была или будет передача и другого компромата на Додона, который всплывет в нужное время.  

 

***

 

Все то, что произошло в Молдове, было бы невозможным без деятельного внешнего консенсуса коллективного Запада и России. Каждый из больших игроков, естественно, преследовал при этом свои цели. Но и здесь тоже выигрыши, на наш взгляд, могут получиться не совсем равномерными.

 

Россия, безусловно, отплатила Владу Плахотнюку за все далеко зашедшие дерзости последних лет. Кроме того, она теоретически сможет оказывать определенное влияние на вопросы молдо-приднестровского урегулирования и сотрудничества РМ-НАТО (время покажет, насколько это будет верным на практике). В условно российский актив запишем и пост спикера парламента, доставшийся лидеру ПСРМ Зинаиде Гречаной.   

 

Однако Запад, по крайней мере, на первый взгляд, выжал из имеющихся у него в РМ политических ресурсов нечто большее: блок «АКУМ», у которого всего лишь 26 депутатов из 101 в парламенте, получил практически все правительство, а значит, и рычаги прямого управления. В его руках МВД – самое влиятельное силовое министерство в Молдове, что доказал и кризис последней недели; финансово-экономический блок; идеологический блок (министерство просвещения, которое в РМ тоже традиционно с начала 90-х годов играет не последнюю роль).

 

Кроме того, коалиция сегодня по большей части реализует внутриполитическую повестку именно блока «АКУМ». И, наконец, сама по себе коалиция создана не на постоянной основе (на чем изначально настаивали социалисты), а временно, pro tempore, как предлагали правые.

Используя шахматные аналогии, которые так любит президент Додон, можно сказать, что в случае с «акумовцами» пешка вдруг прошла в ферзи.

И у них на ближайшее время просматривается ясный план усиления позиций: демонтировать остатки системы Плахотнюка, инициировав резонансные разоблачения и громкие судебные процессы; закрепить свое влияние в министерствах; так или иначе установить контроль над Генеральной прокуратурой, Службой информации и безопасности (СИБ) и Национальным центром по борьбе с коррупцией (НЦБК); получить макрофинансовую помощь Евросоюза, что поможет в том числе справиться с текущими экономическими трудностями; вполне возможно, увеличить свою парламентскую фракцию за счет отдельных перебежчиков из Демпартии и независимых депутатов. Инициатива в составе коалиции будет принадлежать блоку «АКУМ», и пока не особенно видно, что этому может противопоставить ПСРМ.

 

Трудно сказать, сколько именно просуществует ситуативный тандем правых и левых, политические программы которых очень различны. Это будет зависеть в том числе от устойчивости того внешнего консенсуса, который сегодня сложился по ситуации в Молдове. Но мы полагаем, что вероятность досрочных парламентских выборов в РМ высока, и распад временной коалиции, очевидно, спровоцируют именно правые, которым Партия социалистов в качестве партнера в какой-то момент окажется уже не нужна.

 

***

 

Сегодня есть много предположений, как приход новой власти в Молдове скажется на проблеме молдо-приднестровского урегулирования. Мы пока здесь не будем спешить с прогнозами. Отметим, что как раз по этой проблеме позиции ПСРМ и «АКУМ» сильно различаются. В составе «акумовцев» есть те, кто в свое время подписывал заявления о «красных линиях» в урегулировании и осуждал ОБСЕ и ЕС за то, что они «ставят свой престиж, ресурсы и авторитет на службу российской реваншистской политике».

 

Если исходить из того, что коалиция ПСРМ и «АКУМ» - временная, то она вряд ли успеет как-то глубоко заняться приднестровским вопросом. Для блока «АКУМ», увлеченного «деолигархизацией» и укреплением собственных позиций, он сейчас вообще не на первом месте: Приднестровье не является для правых электоральным активом в случае досрочных парламентских выборов.

В упоминавшейся уже программе «Политика» на ТВ8 Игорь Додон заметил, что «решение приднестровской проблемы возможно, только если будет консенсус между Западом и Востоком». Здесь он прав. Добавим: такой консенсус должен оказаться не тактическим, как это понадобилось для свержения надоевшего всем режима Плахотнюка, а прочным и долговременным – как минимум на несколько лет.

© ИСПИРР 2019