«НЕ ОТСИЖИВАТЬСЯ В ОКОПАХ ПОД АРТОБСТРЕЛОМ». ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ ИСПИРР ВОЗОБНОВИЛ СВОИ ЗАСЕДАНИЯ

ИСПИРР провел первое осеннее заседание дискуссионного клуба в этом году. В конце минувшей недели политические эксперты из Приднестровья и Молдовы обсудили складывающееся положение в переговорном процессе между Кишиневом и Тирасполем.

 

Заседание дисклуба прошло как раз после Братиславского раунда переговоров в формате «5+2». Двухдневная встреча в Братиславе, как известно, завершилась без подписания итогового протокола (подписать его отказалась молдавская сторона). По мнению директора ИСПИРР Игоря Шорникова, такой итог стал определенной сенсацией.

 

СТРАННЫЙ ПОВОРОТ

 

В своем докладе-презентации руководитель Института напомнил, что в последние годы прогресс в молдо-приднестровском урегулировании был очевидным – стороны, как известно, подписали целый ряд документов. Во время парламентских выборов в Молдове переговорное движение в формате 5+2 приостанавливалось, но при этом все равно казалось необратимым.

 

«И тут произошел такой странный поворот, как неподписание итогового документа. Возможно, со сменой команды переговорщиков в Кишиневе сейчас происходит и смена парадигмы урегулирования, а также вообще переговорного процесса. И Братислава в этом плане могла быть пробой пера», - предположил Шорников.

 

По его словам, вокруг переговорного процесса «много слухов, недомолвок, которые множатся, когда нет исчерпывающей информации».

 

Директор ИСПИРР, впрочем, добавил, что впереди еще неформальные консультации участников «5+2» в Баварии, и, вероятно, и Братиславский раунд еще продолжится до конца года.

 

Если Кишинев решил сменить парадигму урегулирования, то для Приднестровья это может принести большие риски. Главный из них – внутриполитический консенсус по приднестровской проблеме в РМ. Директор ИСПИРР в связи с этим обратил внимание на аналитические разработки и рекомендации молдавского Института европейских политик и реформ (IPRE).  IPRE, в частности, призывает к единому взгляду молдавского правительства и президентуры на вопросы урегулирования. Кроме того, он обращает особое внимание на демилитаризацию Приднестровья и эвакуацию боеприпасов, хранящихся в Колбасне, и настаивает на том, что этот процесс должен координироваться с ОБСЕ и ЕС.

Игорь Шорников считает, что и сейчас у партий правящей коалиции - ПСРМ и блока АКУМ – нет на самом деле реальных противоречий по Приднестровью. «ПСРМ вполне может согласиться с тем, что предлагает Майя Санду, Оазу Нантой (автор плана трех «Д» - «демократизация, демилитаризация, декриминализация» – в отношении Приднестровья, сегодня – депутат парламента РМ от блока АКУМ – прим. ред.) и IPRE, потому что для социалистов не так важно, как Приднестровье будет инкорпорировано в состав РМ, а важно то, чтобы это само по себе произошло. ПСРМ заинтересована в местном пророссийском электорате. Правда, в нем не заинтересован АКУМ», - подчеркнул директор ИСПИРР.

 

По его мнению, если один из участников коалиции усилится и сумеет взять полноту власти, это будет означать и усиление давления на Приднестровье. «Признаем: у Кишинева давно есть рычаги давления на Тирасполь и в политическом, и в экономическом смысле, и только внутренние разногласия не позволяют Молдове взяться за дело всерьез», - добавил руководитель Института.

 

Он полагает, что Тирасполю нужно не «отсиживаться в окопах под артобстрелом», а иметь свою контрстратегию: например, создать сильный проект по защите русского языка и прав русскоязычного населения в РМ и с его помощью влиять на молдавское политическое поле. «Это как раз та самая тема прав человека, которую так желают педалировать переговорщики от Молдовы. Кишинев больше всего боится того, что в случае урегулирования придется дать какой-то официальный статус русскому языку», - обратил внимание Игорь Шорников.

«ЧЕМ БОЛЬШЕ ОНИ ДЕРУТСЯ, ТЕМ НАМ ЛУЧШЕ»

Президент Ассоциации молодых экспертов Молдовы Александр Кориненко, в свою очередь, отметил, что у тех, кто в РМ разговаривает только на русском языке, действительно есть проблемы, например, с доступом к госслужбе. «С другой стороны, у нас есть депутаты парламента, которые не говорят на государственном [румынском] языке, в нынешнем правительстве есть министры, не владеющие госязыком», - сказал Кориненко.

По его мнению, если говорить о молдо-приднестровском урегулировании, то в Молдове есть только один человек, который хочет им заниматься, - это Игорь Додон. «Додон молод, после двух потенциальных президентских сроков ему будет только 49 лет, и уходить из политики в этом возрасте он явно не собирается. Он видит шанс: если за 4 года осуществить урегулирование на Днестре, то каким-то образом можно будет остаться у власти – на переходный период или в качестве президента переформатированного государства», - предположил глава Ассоциации молодых экспертов.

 

При этом он считает, что у премьера Майи Санду «нет собственного видения приднестровского вопроса». «Правые вообще не хотят его касаться, они понимают, что любые подвижки в урегулировании – это крест на их партиях. Приднестровский электорат их растворит. Потому им лучше оставить все как есть, в замороженном состоянии; лучше пугать страшилками русских танков, чем что-то делать», - констатировал Кориненко. По его мнению, если правые партии, в первую очередь, PAS, вдруг получат парламентское большинство, то их политика по отношению к Приднестровью станет напоминать времена премьера Влада Филата. «Они не будут заинтересованы ни в реинтеграции, ни, по большому счету, в обострении», - убежден политолог.

 

Научный руководитель Тираспольской школы политических исследований Анатолий Дирун полагает, что на событиях в Братиславе в полной мере отразился тот уровень противоречий, который объективно есть между ПСРМ и блоком АКУМ. «Получилась двоякая ситуация: с одной стороны, вице-премьер по реинтеграции РМ Василий Шова – это человек президента Игоря Додона, который был делегирован в правительство Майи Санду, с другой стороны, он функционально подчиняется премьер-министру. И в этом смысле было не до конца понятно, какие позиции Шова будет представлять и обсуждать в Братиславе», - подчеркнул Дирун.

 

По его мнению, ситуация в переговорах для Приднестровья, скорее всего, станет обостряться: новые молдавские переговорщики будут ставить вопрос о дальнейшем расширении молдо-украинского таможенно-пограничного контроля на границе с Приднестровьем, а также «давить на такую чувствительную для него тему, как экспорт в Евросоюз».

 

Экс-заместитель министра информации и телекоммуникаций ПМР Светлана Антонова тоже обратила внимание, что у Приднестровья сегодня нет контрстратегии в переговорах с Молдовой. Та политическая пропаганда, которая идет в местных СМИ, по ее мнению, уже не работает. «У нас нет мозгового центра, нет планов по предотвращению рисков, и в этих условиях мы всегда будем отставать и всегда только защищаться», - уверена она.

Депутат Верховного Совета ПМР Андрей Сафонов, впрочем, призвал всех не поддаваться «капитулянтским настроениям в бухаринском стиле». «Нам и раньше казалось, что мы в западне и нас вот-вот принудят к каким-то нехорошим вещам, но как раз в этот момент Кишинев всегда выручал нас своей глупостью», - заметил парламентарий, добавив, что это «постоянная диалектическая борьба и единство противоположностей».

Рецепт для Приднестровья, по его словам, в нынешних условиях прост – сохранять статус-кво, развивать прямые связи с Россией и рассчитывать на то, что политические силы в Молдове «передерутся». «Чем больше они дерутся, тем нам лучше», - убежден Сафонов. Также он полагает, что Приднестровью нужно поискать в том числе и нестандартные пути международного признания. «Стоит прозондировать по миру маленькие государства - члены ООН – например, Вануату, Кирибати, чтобы хоть одно из них признало нас. Да, Вануату не сможет нам облегчить пограничный режим. Но это будет уже сдвиг, прецедент», - заключил депутат.

© ИСПИРР 2019