ПОСТВЫБОРНАЯ СИТУАЦИЯ В МОЛДОВЕ: МОЛЧАНИЕ И ЯГНЯТА

Прошло около двух месяцев после очередных парламентских выборов в Республике Молдова. Их результаты отлично известны: Партия социалистов получила 35 мандатов, Демпартия – 30 мест, блок правых «ACUM» – 26 мест, партия «Шор» - 7 мандатов, независимые кандидаты – 3 места. Выборы принесли определенные неожиданности, включая достаточно низкий результат Партии социалистов при голосовании по партийным спискам – всего лишь 31,15%, хотя, исходя из объема вложенных в партию различных ресурсов, уровень поддержки ожидался гораздо более высоким. В итоге с уверенностью можно говорить, что с окончанием выборов ничего не закончилось, а напротив, всё только началось.

 

Но анализ прошедшей кампании – предмет уже политической истории или, что тоже вероятно, предмет для «работы над ошибками» в случае досрочных выборов. Пока же попробуем проанализировать текущую ситуацию, которая постепенно начинает напоминать болото, о наличии жизни в котором пока напоминают лишь периодически появляющиеся на поверхности пузырьки газа. Что, впрочем, отнюдь не противоречит возможности глубинных процессов в водоеме, который к тому же подпитывается мощными «впадающими» источниками самого разного характера и температуры.

 

Итак, самым заметным принято считать формально ведущиеся переговоры между социалистами и правой оппозицией. Цель вроде бы едина – т.н. «деолигархизация», т.е. стремление тем или иным способом сломать тот политический режим, который был сформирован при непосредственном участии и с режиссерским талантом лидера Демпартии В. Плахотнюка. Но, как нередко случается, единство цели (хотя бы его видимость) далеко не всегда предполагает единство средств.

 

Позиции социалистов и «правых» хорошо известны: ПСРМ настаивает на формировании полноценной коалиции, с распределением полномочий и, в особенности, должностей между партиями. Их партнеры по «деолигархическим» переговорам не готовы к таким серьезным и глубоким отношениям, им хотелось бы ситуативного решения вопроса – дескать, мы немножко «демонтируем режим», но при этом мы [правая оппозиция] должны получить все ключевые должности, включая спикера и премьера, а дальше – посмотрим.

 

Естественно, что и социалисты неплохо понимают своих внешне благородных и по-европейски честных «партнеров»: если их условия будут выполнены, то изменить ситуацию никак не получится, особенно при условии отсутствия формальных обязательств (впрочем, в политической традиции Молдовы оные «формальные обязательства» значат куда меньше, чем неформальные договоренности реальных политических партнеров). Поэтому условия «правых» для социалистов и в особенности для президента Додона – это фактически приговор их ключевым инициативам.

 

С другой стороны, «правые» тоже не могут пойти на требования социалистов. Вернее, могут, но, скорее всего, сразу же сойдутся в клинче по таким ключевым правительственным фигурам, как должностные лица, ответственные за оборону, безопасность, иностранные дела, диалог с Приднестровьем. Представители правой оппозиции уже заявили о том, что инициативы И. Додона о «постоянном нейтралитете» якобы «раскалывают страну», а один из старейших молдавских политиков О. Нантой, ставший депутатом по спискам блока «ACUM», публично заявил о своей готовности заняться «реинтеграцией» (напомним, что именно этот политик предлагал приднестровцам «искать своё место или в конституции, или в уголовном кодексе Республики Молдова», а совсем недавно подписался под некими «красными линиями», запрещавшими молдавским властям любые компромиссы с приднестровцами и содержавшими указания, что и как делать международным посредникам и наблюдателям).

 

В такой ситуации, даже если попробовать каким-то образом разделить эти должности по принципу «оборону и реинтеграцию – одним, безопасность и иностранные дела – другим», острые конфликты будут неизбежны. В таком случае социалисты и «правые» будут вынуждены не просто достигать некоего компромисса, а отказываться от ряда фундаментальных положений, на которых строилась их предвыборная кампания.

 

Не стоит игнорировать и внешний фактор. Социалисты традиционно действуют с оглядкой на Москву, «правые» преимущественно ориентируются на евросоюзовские институты, небезосновательно полагая, что именно на поддержку институтов ЕС они могли бы рассчитывать в качестве источника внешней поддержки. Эти «внешние источники» по-разному воспринимают ситуацию в РМ и, безусловно, по-разному видят перспективы ее развития. Но и у них есть общий «раздражитель» - всё тот же г-н Плахотнюк, периодически получающий телевизионные напоминания об уголовном преследовании в России или порции щедрой критики от Делегации Евросоюза в Молдове. В этих условиях, конечно, ни социалисты, ни «правые» не могут игнорировать позицию своих зарубежных коллег.

 

Правда, пока еще не сказали своего слова в «вашингтонском обкоме», но там предпочитают оставить за собой миссию арбитра и высокого субъекта, который сохраняет последнее слово в легитимизации амбиций тех или иных политических сил в Молдове.

 

А что же сам г-н Плахотнюк? В последнее время его политформирование не демонстрирует особой активности. Еще 1 марта Демпартия предложила свои «принципы политического сотрудничества для формирования парламентского большинства», правительство, подконтрольное Демпартии, «приняло на себя ответственность» за дальнейшую ситуацию в стране, пока другие «бодаются». 11 апреля лидер фракции ДПМ встретился с Послом России.

 

Как представляется, Демпартия вполне осознанно дистанцировалась от громких политических дебатов, тем более что и для остальных политических сил дебатировать с ДПМ о коалиции как-то «не по фэн-шую». Похоже, в Демпартии понимают, что договориться социалистам и «правым» будет крайне трудно, и тогда на сцене вновь сможет появиться «гарант стабильности», который к тому же контролирует, прямо или косвенно, значительную часть мандатов.

 

Не следует забывать, что в руках демократов имеются мощные правовые механизмы, уже не раз демонстрировавшие свою эффективность, в первую очередь Конституционный суд. Принятие любым, коалиционным или ситуативным, большинством тех или иных законов, даже с последующим их подписанием президентом, вовсе не гарантирует их имплементации благодаря такому надежному «фильтру».

 

Тупик в переговорах по «деолигархизации», а равно первые серьезные разногласия между социалистами и «правыми» чреваты полным фиаско в попытке сформировать органы власти в установленные законодательством сроки. И тогда всё отчетливее будет слышаться тиканье часов, которые в данном случае будут ясно напоминать всем о факторе времени и заставят задуматься: а готовы ли те силы и субъекты, которые тратили время на бесплодные «бодания» и повторение одних и тех же фраз, поступиться своими местами в парламенте? Готова ли правая оппозиция, «сдавшая» победу на выборах кишиневского градоначальника, к еще одному поражению?  Ведь и их, и социалистов избирали в том числе с надеждой, что они смогут договориться. А тут что получается? Они договориться не смогли, а правительство-то работает, какие-то выплаты снова индексируются, да и вообще, весна на дворе, тарифы меньше, продукты свои появляются…

 

И тогда перед теми, кто «бодался», встанет действительно реальный выбор: досрочные выборы или «сохранение стабильности» (у каждого свой опыт, например, нынешнее руководство социалистов предпочло в свое время «стабильность», поддержав избрание президентом Н. Тимофти). Вот тогда уже, видимо, Демпартия напомнит о своих условиях и предложениях. Правда, они могут несколько ужесточиться, но ведь всему своё время. Поэтому, видимо, и молчит сейчас тот, кто привык действовать быстро и решительно, наблюдая за «бодающимися».

 

Безусловно, в такой позиции есть значительный риск. К примеру, ровно 10 лет назад коммунисты ждали, что к ним будет очередь из перебежчиков. Не дождались, и это стало началом конца ПКРМ.

 

Что ж, приходится смириться с тем, что в Молдове в любой момент может начаться то-то новое, даже если кажется, что всё должно закончиться. И, конечно, всегда помнить об этом при выстраивании диалога с таким партнером.

© ИСПИРР 2019