КУДА ДЕВАЮТСЯ ПРИДНЕСТРОВЦЫ И ЧТО С ЭТИМ ДЕЛАТЬ. УЧЕНЫЕ РАССКАЗАЛИ О ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ

В Приднестровье наблюдается неуклонное снижение численности и старение населения, и в ближайшее время эти процессы продолжатся. Такой прогноз дали ученые, преподаватели Приднестровского госуниверситета, выступая перед молодежью на круглом столе «Демография и мы». Мероприятие прошло в центральном офисе партии «Обновление». 

 

Кандидат географических наук, доцент, заведующий лабораторией «Региональные исследования» ПГУ Андрей Кривенко, выступив с презентацией, сравнил данные переписи населения Приднестровья 1989, 2004 и 2015 годов и прокомментировал существующую динамику.

 

Он рассказал, что к концу 1980-х годов, по официальным данным, на территории нынешней ПМР проживало  680 тысяч человек.  К 2015 году в республике осталось 475 тысяч жителей, а сейчас этот показатель еще уменьшился. 

 

«За время существования ПМР нас стало меньше почти на треть, это достаточно  серьезное  сокращение», - сказал ученый. Впрочем, уточнил он, подобное после распада СССР происходит и в близлежащих государствах, странах Восточной Европы.  

 

По словам Андрея Кривенко, после  1994 года в республике постоянно фиксируется превышение числа умерших над числом родившихся. Если в 1990 году родилось  12 тысяч детей, то спустя 25 лет – меньше 5 тысяч.

 

Не прекращается  отток населения за границу. «Перепись населения 2015 года выявила долю временно отсутствующих. Мы говорим о 475 тысячах жителей Приднестровья, из них 70 тысяч – временно отсутствующие. Что означает, что реальная численность населения еще меньше. 20% населения Бендер – временно отсутствующие граждане. Это самый неблагополучный показатель среди регионов республики», - рассказал ученый. По данным, которые он привел, 3,8% таких граждан уехало из Приднестровья больше года назад, 11% – меньше года назад. 

 

Республика теряет целые населенные пункты. С 2004 по 2015 год исчезли село Сухая Рыбница Рыбницкого района, села Бруслаки и Федосеевка Григориопольского района, поселки железнодорожных станций Каменка, Ливада, 47-й километр. Их судьбу могут повторить еще  два десятка населенных пунктов, где живет менее 50 человек.  Быстрее всего пустеет север республики. Во всем Каменском районе теперь жителей меньше, чем в одном Октябрьском микрорайоне Тирасполя. 

 

На севере Приднестровья самое пожилое население – доля жителей пенсионного возраста достигает  здесь 34%, тогда как по республике – 27%.

 

Продолжается процесс урбанизации населения. Около 70% приднестровцев – жители городов. Кривенко обратил внимание на такую тенденцию: происходит «смычка города и деревни» - ряд пригородных сел (например, Суклея, Терновка) по качеству жизни приближаются к городам и даже превосходят их. 

 

Все это рано или поздно приведет к необходимости «корректировки административно-территориального устройства республики», полагает ученый.

 

На фоне довольно безрадостной демографической картины есть позитивные сдвиги: по словам Кривенко, в ПМР несколько увеличилась продолжительность жизни, ощутимо снизилась  младенческая смертность – она теперь на уровне показателей восточно-европейских стран или Кубы. В 1990 годы у нас доходило до 28 смертей на тысячу родившихся, а сейчас – всего 5-6 в год. Это связывают с успехами неонатальной медицины. 

 

Чтобы выправить общую демографическую ситуацию, государству нужно стимулировать рождаемость,  показать жителям, что существует какая-то стабильность, свет в конце туннеля,  заявил Андрей Кривенко.  

 

Такой же позиции придерживается кандидат географических наук, доцент, заместитель декана естественно-географического факультета ПГУ Владимир Фоменко. Опираясь на результаты социологических исследований, он сообщил, что приднестровцы уезжают из республики не только по экономическим причинам.

 

«Главный фактор, который называют опрашиваемые, – это отсутствие каких-либо ясных перспектив, мотивации, морально-психологический климат. Люди зачастую уезжают  работать  в Россию, рассчитывая не намного более высокие зарплаты, чем здесь. Они прежде всего едут за стабильностью, за уверенностью в завтрашнем дне. Посмотрите, например, куда уезжают жители Рыбницы и Рыбницкого района? Определенный контингент уехал не в Москву, не в Санкт-Петербург и не на черноморское побережье Кавказа. Они уехали на Дальний Восток, в Комсомольск-на-Амуре, где есть заводы аналогичного профиля, такие, как «Амурсталь», где выпускают военную, корабельную сталь. Эти люди там востребованы, имеют перспективу. Это очень важный фактор при принятии решений», - рассказал Фоменко.

 

Ученые считают, что в республике нет понятной миграционной политики, хотя недавно и был принят пакет законов в этой сфере.  Нет ясности в сфере трудоустройства – подготовка специалистов в вузах не соответствует потребностям рынка труда.

 

Молодежь подняла вопрос о необходимости обязательной отработки по распределению для тех, кто учится на бюджетных отделениях вузов. Кандидат географических наук, заведующий кафедрой социально-экономической географии и регионоведения естественно-географического факультета ПГУ, депутат Верховного Совета Михаил Бурла отметил, что получается парадоксальная ситуация: «те места работы, специальности, в которых государство нуждается, и так не востребованы, а если требовать еще и обязательной  отработки – это вообще отпугнет абитуриентов».  «Нужно создавать систему хороших льгот для тех, кто будет работать по распределению. Что-то подобное сделано у нас для участковых милиционеров», - заявил он.

 

Бурла уверен, что данные статистики, в том числе демографические показатели,  должны лечь в основу программы развития республики. Он напомнил, что президент ПМР Вадим Красносельский в июне дал задание разработать такой документ. Программа будет рассчитана на ближайшие 8 лет, до 2026 года.

 

«Я и сам вхожу в состав рабочей комиссии. Наконец-то все поняли, что такая программа должна быть», - заключил Михаил Бурла.

© ИСПИРР 2019