«ЭТО БЫЛ ПОВОРОТ В ИСТОРИИ МОЛДАВСКОГО НАРОДА». УЧЕНЫЕ ОБСУДИЛИ ОСВОБОЖДЕНИЕ БЕССАРАБИИ ОТ РУМЫНСКОЙ ОККУПАЦИИ

80 лет назад территории бывшей Российской империи, оккупированные Румынией в период Первой мировой войны и революционного кризиса, были освобождены Советским Союзом. Эти события очень по-разному трактуются историками разных стран. Институт социально-политических исследований и регионального развития совместно с Институтом стран СНГ и Тираспольским филиалом Института стран СНГ провел международную онлайн-конференцию «80-летие воссоединения Бессарабии с СССР. Опыт восстановления территориальной целостности страны в условиях мирового кризиса».

 

«РЕФЕРЕНДУМ НОГАМИ»

 

Историки и политологи из России, Молдовы и Приднестровья попытались ответить на вопрос, чем было 28 июня 1940 года для населения Бессарабии. Кандидат исторических наук, доцент Приднестровского госуниверситета Петр Шорников отметил, что народ Бессарабии не смирился с приходом румын в 1918 году. Все новые документы свидетельствуют об этом. Историк рассказал о поразительных масштабах и разнообразных формах бессарабского освободительного движения. Ядром его было большевистское подполье, за которым стояла Москва.

 

«Сопротивление имело легальные и полулегальные отделения. Евреи Бессарабии создали общинную модель национального выживания, систему организации взаимопомощи. Немцы Бессарабии пытались сформировать государство в государстве – центром стало село Тарутино Одесской области. Это то, что оккупационные власти называли «антирумынизмом». Бессарабские болгары тихо-мирно в 1918-19 годах создали подпольную сеть школ – этот «страшный заговор» против румынского государства был раскрыт, руководители организации были вынуждены бежать. Молдаване Бессарабии создали движение регионалистов. Это было формой культурного сопротивления по защите своей самобытности и автономии церкви. В 1926 году, когда румынская церковь попыталась перевести богослужения с юлианского календаря на григорианский, последовал бунт. Движение стилистов защищало богослужения по старому стилю. Молдавские священники выпускали орган сопротивления – газету «Набат» на русском языке», - рассказал Петр Шорников.

 

Он напомнил, что Москва готовила военную операцию по взятию Бессарабии, «но совершенно ясно было, что никакой операции не потребуется – бессарабское подполье сформировало свое правительство и взяло власть к тому моменту, как первый советский солдат переправился через Днестр».

 

«Ожидания народа оправдались и в социальном плане, и в политическом. Позже, когда пришлось сражаться с фашистскими захватчиками, в Красную армию пошло 410 тысяч уроженцев Молдавии, а Румынии тогда удалось мобилизовать всего 28 тысяч», - отметил Петр Шорников. 

 

Доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Владислав Гросул подчеркнул, что в начале XX века в Бессарабии не было сколько-нибудь крупной социальной прослойки, которая тяготела бы к Румынии. Так, отметил он, ни одна политическая партия Бессарабии не ориентировалась на Румынию – ни эсеры, ни меньшевики, ни большевики, ни кадеты, ни черносотенцы. Бессарабское крестьянство жило лучше, чем румынское, которое к тому же не раз поднималось на восстания против короля, арендаторов и помещиков.

 

«То, что в 1940 году жители Бессарабии встречали Красную армию лучше, чем где-либо на территориях, вошедших в состав СССР, нет ничего удивительного. 2 августа была создана МССР, Кишинев стал столицей, в советский период его население выросло в 7 раз, и, если бы не события 1991 года, Кишинев был бы уже миллионным городом и построил бы себе метро», - уверен историк.

 

Эксперт Изборского клуба Молдовы Владимир Букарский сравнил социальное положение жителей Бессарабии до и после освобождения.

 

«До 1940 года в Бессарабии был один врач на 45 населенных пунктов, там ничего не знали ни о женских, ни о детских консультациях. В 1980 году число больничных коек стало в 8 раз больше, чем в 1940-м, на каждые 10 тысяч населения приходилось 120 коек и 31 врач – больше, чем в самых передовых странах мира. Появилась промышленность, искусство, наука, вузы, десятки школ и детсадов. Молдавская ССР непосредственно принимала участие в советской космической программе. 28 июня стало серьезным часом в истории этой земли», - сказал Букарский.

 

Дата эта важна и для отношений Кишинева и Тирасполя, считает он. По словам эксперта, пока молдавская элита не изменит отношения к событиям 1812 и 1940 гг., диалог на культурном, историческом, цивилизационном уровне между двумя берегами Днестра будет невозможен.

 

Приднестровский историк, профессор Николай Бабилунга назвал 28 июня «ключевым и поворотным событием в историческом пути молдавского народа». И хотя в основе идеологии современной Молдовы лежит тезис о том, что события 1940 года «разрушили  целостность единой румынской нации» (в угоду этому тезису Верховный Совет Молдовы в 1990-м даже принял специальное заключение по политико-юридической оценке советско-германского договора 1939 года), фактов, которые подтверждали бы это, нет, отметил ученый.

 

«А вот фактов прямо противоположного свойства, которые скрываются официозной наукой и отрицаются как коммунистическая пропаганда, – достаточно, – рассказал Бабилунга. – Более того, они вполне беспристрастно и убедительно показывают, каковы были геополитические предпочтения населения Бессарабии. Июнь 1940 года стал, я считаю, своеобразным референдумом: сложились уникальные условия, которые предоставили всем жителям Бессарабии право выбора, право самостоятельно решать, с кем быть: с «матерью-родиной Румынией» или с Советским Союзом. Жители края имели возможность либо уйти в Румынию совершенно беспрепятственно, либо остаться дома и встречать «оккупационную» Красную армию праздниками и многодневным весельем, как это и происходило в конце июня 1940 года». 

 

Историк подчеркнул, что демографическое движение в 1940 году в крае состояло как бы из двух потоков. Один поток шел из Бессарабии на запад, это было примерно 200 тысяч человек – «в основном румынские солдаты, офицеры, священники, администрация, искатели приключений, которые пришли сюда из старого королевства, – временное население, явившееся колонизировать и румынизировать край». Этот поток был неоднороден. Так, много военнослужащих румынской армии не пожелали уходить в Румынию – целые части королевской армии не дошли до Прута.

 

«Солдаты просто бросали оружие и разбегались по домам. Только за 10 дней, с 28 по 8 июля 1940 года, по данным румынского генштаба, из королевской армии дезертировали 61 970 военнослужащих. Не знаю, почему этой цифры нет в книге Гиннесса. Это рекорд: в мирный период имела хоть одна армия мира такое количество потерь?» - сказал ученый. 

 

Другой поток двигался в обратном направлении. Жители края, которые оказались за пределами Бессарабии, стали возвращаться на освобожденную землю. С июня по декабрь 1940 года население увеличилось почти на 10%, при том что 200 тысяч румын ушли и еще 100 тысяч немцев были репатриированы из Бессарабии.

 

«Вывод очевиден: это был «референдум ногами». Хочешь – уходи, хочешь – оставайся. Это было достаточно редкое явление в XX веке, когда люди могли решать, с кем им быть. Официально не объявленный референдум дал совершенно ожидаемый результат – в подавляющем большинстве своем жители освобожденной Бессарабии, Северной Буковины сделали свой геополитический выбор, выбор против оккупантов, против Румынии, за освободителей, за советскую Молдавию и Украину – выбор, который сейчас не хотят признавать власти Кишинева», - заявил Николай Бабилунга.

 

Отметим, что Николай Бабилунга – автор двух новых монографий: «Бессарабия под русским правлением» и «Бессарабия под румынским правлением». На конференции их представил директор ИСПИРР Игорь Шорников. Он рассказал, что книги объединены общей темой и не случайно вышли в свет вместе. История края конца XIX – начала XX века раскрывается в жизнеописаниях его губернаторов. «Идея замечательна и проста – через деятельность местных властей показать суть того, что происходило в регионе», - отметил Шорников.

 

Высокую оценку книгам дал директор Тираспольского филиала Института стран СНГ Владимир Ладункин. «Впервые в исторической науке освещаются биографии всех руководителей Бессарабии. Автор обработал огромный массив архивных документов, литературы, и в результате появились прекрасные издания. Важно, что через судьбы людей показана великая роль России в формировании молдавского этноса, культуры, языка», - сказал Владимир Ладункин, подчеркнув, что книги чрезвычайно актуальны сегодня в контексте современной политики Румынии в отношении Республики Молдова.

 

ОТ НАЦИОНАЛИЗМА К НАЦИЗМУ

 

О том, что румынская оккупация Бессарабии в 1918-1940 гг. была мрачным временем, говорят и исторические факты, и свидетельства старшего поколения молдавского народа. Одна из причин неприятия оккупационного режима – румынский национализм. Доктор исторических наук, профессор Вардан Багдасарян (Москва) остановился на истоках румынского национализма, который никуда не делся и сегодня.

 

По словам ученого, традиции национализма в Румынии уходят в довольно далекое прошлое – в XIX веке в стране уже была и еврейская, и цыганская проблема. Берлинский трактат 1878 года содержал специальную статью 44, где от Румынии требовали обеспечить всем гражданам страны одинаковые религиозные права, подразумевая еврейскую тему, напоминает Багдасарян.

 

«Национализм уже тогда был. В 1930-е годы происходит трансформация национализма в то, что уже называется нацизмом. Это важно зафиксировать. Считается, что фашизация Румынии стала ответом на присоединение Бессарабии к СССР, и на этой волне пришел Антонеску. Но это не так. Тренд фашизации был и до Антонеску. Достаточно посмотреть, что собой представляли многочисленные сменявшиеся премьеры в Румынии. Октавиан Гога, 1937 год – это при нем евреи лишаются румынского гражданства. Патриарх Мирон, став премьером, продолжил под религиозными вывесками националистическую политику. Георге Тэтэреску, националист, брат которого, Штефан, возглавлял Национал-социалистическую партию Румынии. Антонеску был уже позже. Он ведь должен был опираться на какие-то идеи – значит, эти идеи циркулировали. Какие это идеи? Идеи гомогенного румынского общества с депортацией этнических меньшинств, решение еврейского вопроса. В плане решения еврейского вопроса даже Гитлер ставил Антонеску в пример», - констатировал Вардан Багдасарян.

 

Ученый напомнил о зверствах румын в Транснистрии, созданной на оккупированной советской территории в 1941 году; об Одессе, в которой было уничтожено 200 тысяч евреев и которую называли «городом повешенных»; о Кишиневе, где сразу после входа оккупантов уничтожили 14 тысяч евреев и т.д.   

 

С учетом всего этого историк в вопросе возвращения Бессарабии в 1940 году видит «не только юридическую, но и моральную сторону – спасение от надвигавшегося нацизма». «Судьба евреев, проживавших в Молдавии, украинцев, да и молдаван, на которых румыны смотрели как на людей второго сорта, – это стоило того, чтобы этот шаг предпринять», - уверен ученый. 

 

Рассказывая о том, что представляет собой современная Румыния, Вардан Багдасарян привел данные соцопросов по странам ЕС.

 

«Румыния идет на первом месте – порядка 44% населения– по уровню антисемитизма среди европейских стран. Для 69% национальная идентичность Румынии видится как этническая идентичность – это тоже одна из первых позиций по странам Европы. Есть большие проблемы с цыганским населением. Международные комиссии указывают, что дискриминация его в Румынии существует. 80% цыган находятся в состоянии бедности, 23% не имеют доступа к чистой воде, 49% не имеют медстраховки, 24% мужчин и 36% женщин неграмотны. И т.д. Национализм в Румынии существует рука об руку с героизацией нацизма, таких фигур, как Антонеску, Кодряну. Это прописано в учебниках. И это пытаются перенести и на Молдавию», - отметил историк.

 

По его словам, «фактически вся история России – это война и противоборство с разными национализмами, с которыми она сталкивалась, спасая то один, то другой народ». «Идею спасительной миссии России нужно транслировать и в учебниках, и в просветительской деятельности», - считает Вардан Багдасарян.

 

НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ ИСТОРИИ

 

Участники конференции согласились в том, что в науке не должно быть места политически ангажированным взглядам и что изучение событий бессарабской истории первой половины XX столетия следует вести не с позиции чьих-либо интересов, а под углом зрения самого населения Бессарабии той эпохи. Между тем вопрос о присоединении Бессарабии к Советскому Союзу крайне политизирован. 

 

Политический эксперт, доктор философии в области социологии Борис Шаповалов (Кишинев) отметил, что сегодня в Молдове по отношению к событиям июня 1940 года можно определить, на каких позициях стоит человек: государственнических или прорумынских.  Ученый с сожалением констатировал, что в Молдове не празднуется дата 28 июня. Вероятно, и 2 августа не будет отмечаться 80-летие создания МССР. 

 

«Складывается впечатление, что основная часть молдавской интеллигенции исподтишка, спокойно смотрит на происходящее, их устраивает румынизация, румынофильский подход  в политике, устраивает то, что стараются изменить генетический код молдавского народа, навязать румынский язык, единое румынское государство, искусственно ставят перед политическим выбором – Запад или Восток.  Все это проявляется в политической жизни. Мы входим в политический кризис, который может вылиться в открытое столкновение», - заявил он. 

 

По словам доктора политических наук, заведующего отделом Приднестровья и Молдовы Института стран СНГ Сергея Лавренова, в Румынии, с 1918 года ставшей в силу благоприятных обстоятельств «собирательницей земель», 1940-й год из-за потери Бессарабии,  Северной Буковины, Трансильвании называют «черным», и эта тема по-прежнему будоражит историков и общественное мнение.

 

«Мы ведем круглый стол, а в это время в Кишиневе идет неделя памяти – блок UNIREA уже прилепил к ограде российского посольства карту Великой Румынии, напоминая о том, что эта идеология никуда не делась. Ранее 28 июня в Молдове даже было объявлено днем советской оккупации», - отметил Лавренов.    

 

Он обратил внимание на военно-стратегический аспект событий 1940 года – тогда Советский Союз не только восстанавливал историческую справедливость, возвращал исконные земли, но и проявил известный прагматизм – необходимо было отодвинуть границы на запад.

 

«Совсем скоро, 22 июня 1941 года, Румыния, выставив больше войск, чем от нее требовал Берлин, начала вторжение на территорию СССР. К концу июля вся Бессарабия, Буковина была оставлена советскими войсками, но все-таки удалось выиграть время – каждый день, неделя имели значение.  Они помогли организовать новую линию обороны и затормозить продвижение нацистов в 1941 году», - подчеркнул эксперт.

 

Доктор исторических наук, обозреватель журнала «Историк», член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Олег Назаров (Москва) напомнил о принятой 19 сентября 2019 года Европарламентом резолюции «О важности европейской памяти для будущего Европы». В ней возвращение Бессарабии названо актом аннексии румынской территории Советским Союзом, и это, констатировал Назаров, «наглая и циничная фальсификация истории».

 

По его словам, «авторы резолюции забыли все, что им было неудобно вспоминать». Так, ситуация с Бессарабией имела важную особенность - румынского суверенитета над Бессарабией Москва никогда не признавала, весь период с 1918 по 1940 год Бессарабия являлась территорией с неурегулированным статусом, Бухарест добивался признания ее частью Румынии, СССР с этим всегда и категорически не соглашался. Спорный вопрос можно было решить, проведя плебисцит. Примечательно, что Бухарест в разное время к этому призывали не только Советы, но и их противники – лидеры Белого движения. Бухарест ответил отказом, фактически публично продемонстрировав лживость своих утверждений о добровольном воссоединении двух братских народов. В октябре 1940 года английское правительство, находившееся под впечатлением от быстрого разгрома Франции Германией, направило советскому руководству меморандум, в котором говорилось о признании де-факто суверенитета СССР в Прибалтике, Бессарабии, Западной Украине и Западной Белоруссии. 

 

«Возврат Бессарабии стал мирным актом, успех Москвы явился результатом четкой и последовательной позиции советской дипломатии межвоенного времени. СССР добился мирного возвращения Бессарабии в родную гавань. И цивилизованная Европа не может простить этого уже 80 лет. Нам нужно быть предельно последовательными, и, если мы хотим уцелеть как государство, то обязаны все помнить и на удар отвечать ударом – по всем спектру вопросов. Призывать врагов одуматься – пустая трата времени», - убежден Назаров.

 

Доктор исторических наук, профессор Алексей Плотников (Москва), комментируя расхожую позицию западных историков и политологов об «аннексии», напомнил еще одну деталь: Румыния согласилась вернуть Бессарабию – на этот счет был заключен соответствующий договор, а в 1947 году он был подтвержден в рамках Парижской мирной конференции, когда Румыния и СССР заявили о признании границы, установленной соглашением от 28 июня 1940 года.

 

Экс-министр иностранных дел ПМР Владимир Ястребчак также считает, что с точки зрения международного права позиция СССР была последовательной и обоснованной, что и обусловило результат.

 

«28 июня дело не закончилось – пошел процесс государственного строительства, создание МССР.  Изучая правовые связи, которые сохранялись вплоть до распада СССР, можно ставить вопрос о правопреемстве того и или иного государственного образования, дать оценку известному решению Верховного Совета Молдовы 1990 года», - сказал он. 

 

Приднестровский общественный деятель Виктор Груценко напомнил, что в развитие «национальных окраин» СССР – Молдавии, республик Прибалтики - были вложены огромные средства, однако это не помешало националистическим силам поднять голову и способствовать распаду Советского Союза. «Нужно заниматься изучением этих проблем, чтобы в будущем противостоять националистическим движениям, нужно находить в прошлом ответы на вопросы из настоящего», - подытожил он.

© ИСПИРР 2020