БУХАРЕСТСКОМУ МИРУ 208 ЛЕТ: К ВОПРОСУ О ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ МОЛДАВИИ

28 мая Институт стран СНГ совместно с Приднестровским государственным университетом им. Т.Г. Шевченко и Институтом социально-политических исследований и регионального развития провели онлайн-круглый стол, посвященный 208-й годовщине подписания Бухарестского мирного договора 1812 года, в соответствии с которым часть Молдавии была освобождена от османского ига, а территория между Днестром и Прутом вошла в состав России.

                       

В круглом столе, прошедшем на платформе ZOOM, приняли участие ученые-историки из Москвы, Кишинева и Тирасполя. Обсуждались вопросы, связанные со значением Бухарестского мирного договора 1812 г. в обеспечении безопасности России, его роль в формировании молдавской национальной идентичности, а также современные интерпретации Бухарестского мирного договора.

 

Мы публикуем текст выступления доцента Приднестровского госуниверситета Петра Шорникова "БУХАРЕСТСКИЙ МИР И ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ МОЛДАВИИ".

Заключение Бухарестского мира являлось итогом гибридной войны, точнее, операции по принуждению к миру, проведенной генералом-от-инфантерии М.И. Кутузовым с 1(13) апреля 1811 по 16 (28) мая 1812 гг. Кутузов виртуозно сочетал боевые действия с перепиской с османским командующим Ахмет-пашой и дипломатическими демаршами, и мир был подписан очень вовремя; Александр I ратифицировал его за три дня до вторжения наполеоновской армии в Россию. Кутузов проявил себя как блистательный полководец и дипломат, а император, чьи повеления он исполнял, – как выдающийся политик Европы того времени, способный управлять ходом истории. Опыт совместной работы этих деятелей заслуживает дальнейшего изучения, постижения и популяризации.

Но чем было присоединение к России Пруто-Днестровской области в контексте истории Молдавии?

Как известно, концепция российской государственности «Москва – Третий Рим» была сформулирована в 1510-1511 годах. Однако уже за полвека до этого в соответствии с этой концепцией действовал владетель Молдавии Стефан Великий. С его именем связана первая попытка присоединения Молдавии к России. Проследим хронологию событий.

28 мая 1453 года мусульмане захватили Константинополь. Восточно-Римская (Византийская) империя пала. В мире осталось всего два православных государства: Великое княжество Московское, где правил ослепленный Василий Темный, и Молдавское княжество. Через десять лет, 5 июля 1463 года, господарь Молдавии Стефан III женился на Евдокии, сестре киевского князя Симиона Олельковича. В 1478 году он инициировал переговоры с Великим князем Московским Иваном III о заключении династического брака. В январе 1483 года в Москве состоялось венчание Елены Волошанки и наследника Московского стола Ивана Ивановича, вошедшего в историю как Иван Молодой. В 1498 году их сын Дмитрий – внук Ивана III и Стефана III - был объявлен наследником Великого князя Московского. Он являлся также наследником господаря Молдавии.

Превратности истории помешали объединению двух православных государств под властью одного владетеля, но промосковская геополитическая ориентация молдавского духовенства, знати, народа сохранилась. Молдавский господарь Богдан IV Лэпушняну, умирая в 1572 году в изгнании в подмосковной Тарусе, завещал свои права на молдавский престол Ивану Грозному. В январе 1654 года, когда в Яссы пришло известие о Переяславской раде и о воссоединении Малой Руси с Русью Великой, сообщил в Москву русский посланник в Молдавии Афанасий Ордин-Нащокин, в Яссах были "... гораздо рады все с великой радостью, не токмо воевода и бояре его, но и поселяне вси...". Молдаване полагали, что граница России пройдет по Днестру. В феврале гонец Иван Григорьев доставил в Москву письмо, в котором господарь Молдавии Георгий Стефан бил челом царю Алексею Михайловичу, чтобы тот «… пожаловал, призрил его, Стефана воеводу, своей государскою милостью, принял бы его под государскую высокую руку так же, как и гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское».

Весной 1656 года молдавское посольство во главе с сучавским митрополитом Гедеоном и вторым логофетом Григорием Нянулом прибыло в Москву и от имени господаря заключило договор об установлении между Россией и Молдавией конфедеративных отношений. Проект был принят царем без изменений и зачитан в московских церквах. 7 и 21 июля 1656 года участники молдавского посольства присягнули Алексею Михайловичу. Однако в российско-польский конфликт вмешалась Швеция, началась русско-шведская война, и присоединить Молдавию к России не удалось.

В 1674 году молдавский господарь Стефан Петричейку и бывший правитель Валахии Константин Шербан направили в Москву общую грамоту с просьбой о принятии обоих княжеств в русское подданство, поскольку "подобает бо нам, христианом, быти под послушанием християнского царя, нежели быть в порабощении мусульманском". В 1684 году Стефан Петричейку направил в Москву посольство во главе с митрополитом сучавским Досифеем и боярином Лупулом. Врученная им грамота содержала просьбу к русским царям Ивану и Петру Алексеевичам о помощи и заверение, что они "и все господарство наше великие и малые, нижайшие рабы царствия вашего, все в подданство предаемся".

В начале апреля 1711 года, когда Молдавией правил Дмитрий Кантемир, к Петру I, находившемуся с войсками в Луцке, прибыл вистерник (министр финансов) Молдавского княжества боярин Стефан Лука. Царь вручил ему документ, озаглавленный «Диплом и пункты», известный как Луцкий договор. «Диплом» предусматривал присоединение Молдавии к России на конфедеративных условиях. Молдавский престол закреплялся за Кантемиром и его потомками.

Кантемир с 1706 года был связан с российской разведкой. Члены Боярского Совета («Дивана») этого, разумеется, не знали. Они считали господаря прихвостнем османов и составили против него два заговора. Во главе одного из них стояли митрополит Гедеон и гетман молдавского войска Антиох Жора, а второй возглавляли великий логофет летописец Николай Костин, ворник Иоанн Стурза и вел-вистерник Илие Катаржиу. На случай, если господарь поддержит турок, обе группы заговорщиков решили покинуть его и перейти на сторону русских. Созвав бояр, Кантемир зачитал им текст «Диплома и пунктов» и объявил свое решение о поддержке русских. Оба заговора были нейтрализованы.

Русские войска, вступившие в Молдавию, народ встретил с ликованием, 30 тысяч добровольцев, готовых вместе с русскими воевать против турок, требовали оружия. Но боярин Иордаке Руссет от имени других членов Дивана высказал несогласие с одной из статей Луцкого договора – о закреплении господарского стола за родом Кантемиров. Бояре потребовали назначения господарей российским самодержцем по совету с ними, т.е. более тесного объединения Молдавии с Россией. Однако пересмотр условий Луцкого договора мог внести в молдавское общество раскол. Царь распорядился взять Руссета под стражу и отправить его в Киев. Там боярин прожил как почетный пленник два года, а затем возвратился в Молдавию.

Прутский поход закончился неудачей, но в 1739 году, когда русские войска вновь вступили в Яссы, молдавские бояре вручили их командующему тщательно выверенный документ на русском языке: «Договор между статами духовными и светскими Молдавского княжества и фельдмаршалом графом Б.Х. Минихом. – О вступлении онаго княжества в подданство под Российскую державу на условиях, утвержденных графом Минихом». Оговорив соблюдение собственных социальных интересов, бояре гарантировали снабжение продовольствием 20-тысячной русской армии. Миних условия принял. Но правительство Анны Иоанновны, доверив представлять свои интересы на мирных переговорах с османами союзной Австрии, упустило возможность присоединить Молдавское княжество к России.

5 сентября 1769 года в ходе очередной войны с Османской империей русские вновь вступили в столицу Молдавии. Бояре и духовенство встретили их хлебом-солью, а наутро, стремясь создать необратимую ситуацию, начали приводить народ к присяге императрице Екатерине II, не поставив предварительно в известность не только российское правительство, но и командование русских войск. 10 декабря 1769 года высшие духовные и светские чины Молдавии во главе с митрополитом Гавриилом обращаются к Екатерине II с просьбой о безусловном оставлении княжества под покровительством России.

В каждой войне с османами русским помогали десятки тысяч молдаван. Русские армии, сражавшиеся с турками в XVIII веке, как признают и румынские историки, "были полны молдаван": "Эти молдавские бойцы, подлинные крестоносцы, вписали доблестные страницы в историю русско-турецких войн». В ходе русско-турецкой войны 1787-1791 годов Россия по существу признала за молдаванами - ее участниками статус российских подданных. Их зачисляли на службу в русскую армию, принимали в русское подданство, разрешали им переселяться в Россию. За боевые заслуги гетману молдавского войска Илие Катаржиу и боярину Скарлату Стурзе были присвоены звания генералов русской армии.

По условиям Ясского мира граница между Россией и Османской империей пролегла по Днестру. Молдаване стремились ускорить присоединение Молдавии к России. Воспользовавшись мятежом видинского паши Пазвантоглу, чье войско вторглось в Валахию, 12 февраля 1801 года господарь Молдавии Константин Ипсиланти обратился к императору Павлу I с просьбой о вводе в княжество русских войск и "о принятии его со всею землею в высочайшее покровительство", пообещав при этом выплатить в российскую казну 500 тысяч пиастров. Просьба правителя была подкреплена обращениями молдавских бояр и высшего духовенства к императору с мольбами о присоединении Молдавии к России. Однако месяц спустя Павел был убит заговорщиками, а его преемник Александр I по внешнеполитическим соображениям не откликнулся на эти призывы.

В 1806 году митрополит Вениамин Костаке сформулировал национальную цель молдаван в начавшейся русско-турецкой войне: "Истинное счастье сих земель заключается в присоединении их к России". А господарь Молдавии и Валахии Константин Ипсиланти предпринял очередную попытку присоединить княжества к России явочным порядком. В 1807 году, не получив на то предварительного согласия российского правительства, он начал приводить их население к присяге императору Александру I.

В ходе войн XVIII – начала XIX века Молдавия около 15 лет находилась под русским управлением. Русские войска обращались с населением корректно, как с братским православным народом, избегали проведения реквизиций, а за зерно и фураж платили наличными. Диваны обоих княжеств состояли из молдавских и валашских бояр, местная администрация также оставалась молдавской, и в ее деятельность русские старались не вмешиваться. Однако русские следили за тем, чтобы под предлогом выполнения различных повинностей для армии бояре не вводили новых податей, не вымогали взяток, не провоцировали социальных конфликтов. Русские порядки устраивали все слои населения Дунайских княжеств.

Известие о присоединении части Молдавии к России население встретило с восторгом. В городах состоялись народные гуляния. А затем молдаване ногами проголосовали за присоединение Бессарабии к России. За 13 лет население области, составлявшее в 1812 году 240-250 тысяч человек, удвоилось, главным образом за счет переселенцев из-за Прута. В 1825 году оно составило 487 тысяч. Включение Пруто-Днестровского междуречья в состав Российской империи было одобрено молдавским народом. Бухарестский мирный договор представлял собой международно-правовое оформление добровольного присоединения части Молдавского княжества к России.

Россия стала для полиэтничного населения Бессарабии его государством и полем деятельности. За 106 лет развития в составе Российской империи в области не возникло сепаратистских тенденций. Наглядным показателем отношения населения к России стало участие в Первой мировой войне около 250 тысяч уроженцев Бессарабии в составе русской армии.

В 1918-1940 годах Москва не признала аннексию Бессарабии Румынией. В оккупированной области произошли три вооруженных восстания: Хотинское, Бендерское (1919), Татарбунарское (1924). Действовали коммунистическое подполье, десятки нелегальных или полулегальных рабочих, крестьянских, национальных, монархических организаций, развернулось движение за автономию Бессарабской Церкви и движение стилистов – за сохранение богослужения по принятому в Русской православной Церкви Юлианскому календарю.

Освободительное движение сформировало Бессарабскую политическую нацию, оппозиционную Бухаресту. Самым массовым стало Бессарабское восстание 28 июня - 3 июля 1940 года. В ночь на 28 июня подполье создало правительство – Бессарабский Временный Революционный Комитет; ревкомы, возникшие во многих городах и селах, блокировали вывоз материальных ценностей в Румынию. Выполняя его решения, вооруженные отряды утром 28 июня заняли полицейские участки и разоружили полицию и жандармов, установили контроль над административными учреждениями, банками, почтой, телеграфом и телефонными станциями, вокзалами, освободили заключенных. 62 тысячи солдат-молдаван, русских, украинцев покинули отступающие румынские войска. Войскам Красной армии, перешедшим Днестр в 14 часов дня, население повсеместно устраивало восторженную встречу.

В годы Великой Отечественной войны в Молдавии, население которой в январе 1941 года составило 2720 тысяч человек, в Красную Армию были призваны 410 тысяч бойцов, 15% населения. 250 тысяч из них были награждены орденами и медалями. Румынским оккупационным властям удалось мобилизовать 28 тысяч бессарабцев. Половина из них, 14,1 тысяч, в августе 1944 года, во время Ясско-Кишиневской операции, благополучно сдались войскам Красной Армии. По приказу генерала Ф.И. Толбухина они были немедленно освобождены, а затем призваны в Красную Армию в общем порядке. Почти все уроженцы Бессарабии, оставшиеся в румынских войсках, уже в сентябре написали заявления о переводе в состав Красной Армии. И.В. Сталин не сомневался в их лояльности России, но отказал. На рапорте генштаба он оставил резолюцию: «Нам свои люди нужны и в румынской армии!».

В 1991 году Советский Союз был расчленен. Но изменилась ли геополитическая ориентация населения Молдавии? В 2016 году был проведен социологический опрос. Гражданам Республики Молдова предлагалось назвать имя политика, к которому они испытывают наибольшее доверие. Результат вызвал в Кишиневе скандал. «Проевропейский» действующий президент Николай Тимофти набрал 1 процент голосов, президент Франции Франсуа Олланд – 3 процента, а канцлер ФРГ Ангела Меркель – целых 10. 86 процентов респондентов отдали свои голоса Владимиру Владимировичу Путину.

© ИСПИРР 2020