«100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ТРИУМФА ПРАВЫХ В МОЛДОВЕ: КРИЗИС ЗАВЕРШЕН, ДА ЗДРАВСТВУЕТ КРИЗИС?» -  ИСПИРР ПРОВЕЛ ЗАСЕДАНИЕ ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

Впервые за двадцать лет все властные институты в Молдове оказалась сосредоточены в одних руках. Команда Майи Санду в каком-то смысле смогла превзойти успех Партии коммунистов во главе с Владимиром Ворониным в 2001 году. В жесткой конкурентной борьбе она сначала завоевала президентский пост, а потом, ломая через колено действующую на тот момент власть, инициировала досрочные парламентские выборы. Победа была оглушительной.

 

Казалось, что эпоха внутриполитической нестабильности в Молдове осталась в прошлом, впереди устойчивое движение в западном направлении при всемерной поддержке «партнеров по развитию». Цели амбициозные: функциональное государство, искоренение коррупции, реинтеграция Приднестровья и, как вероятный итог, полноценная евроатлантическая интеграция Молдовы – в НАТО и в ЕС.

 

Но что-то пошло не так: пандемия накрывает Молдову, Генерального прокурора пришлось арестовать, с Приднестровьем получается некрасиво и, самое удручающее, полноценный газовый кризис накануне зимы.

 

Прошло всего 100 дней после грандиозного успеха правых, а Молдова вновь оказывается на пороге внутриполитического кризиса?

 

25 октября с.г. в режиме Zoom-конференции прошло заседания Дискуссионного клуба ИСПИРР. Приднестровские и молдавские политологи (Игорь Шорников, Зураб Тодуа, Владимир Ястребчак, Владимир Букарский, Александр Кориненко, Николай Костыркин) обсудили газовый кризис для Молдовы и Приднестровья, перспективы урегулирования молдо-приднестровских отношений, варианты дальнейшего внутриполитического развития Молдовы.

 

Подробности мероприятия отражены в репортажах информационного агентства «ПолитНавигатор».

PolitNavigatorSandu.JPG
Газовый кризис как план по удушению Приднестровья. Что спрятано под ковром молдавской политики

Наблюдатели внимательно следят за газовым кризисом, который разгорается в Молдове. Информация о сложных переговорах Кишинева и Москвы по поставкам газа довольно скупа.

 

Судя по публикациям в молдавских русскоязычных СМИ и телеграм-каналах, правое правительство проявляет в сфере энергетики чудеса непрофессионализма, низкой компетенции и самодурства. Руководство страны ведет себя, на первый взгляд, странно: ищет газ в Польше и Румынии, на Украине и в Болгарии, в Брюсселе и Вене. В Россию едет в последнюю очередь и отказывается от весьма сносных условий, лучше которых не предложит никто. Россия при этом пошла на значительные уступки по сравнению с тем, что предлагалось месяц назад. Сейчас условия начали ухудшаться. Все идет к тому, что непомерные требования Молдовы сорвут диалог и с 1 декабря поставки газа прекратятся. Молдова станет покупать газ по завышенной цене у альтернативных поставщиков.

 

О том, каковы истинные причины газового кризиса и возможные дальнейшие сценарии развития событий в Молдове и Приднестровье, попытались разобраться эксперты с обоих берегов Днестра в ходе дискуссионного клуба «100 дней после триумфа правых в Молдове: кризис завершен, да здравствует кризис?». Мероприятие в онлайн-режиме провел Институт социально-политических исследований и регионального развития (Тирасполь).

 

Исполнительный директор Молдавского филиала Изборского клуба Владимир Букарский объясняет, что руководство Молдовы подотчетно Западу и действует строго по его указаниям. Эксперт, близкий к ПСРМ, напомнил, что «социалисты предсказали все, что будет в случае победы Майи Санду и партии PAS: и что Санду зависима от Брюсселя и Бухареста, и что она поведет курс на полный разрыв с Россией, и что конфликт с РФ повлияет на газовую цену для Молдовы, и что партия Санду – это партия войны, которая обязательно добьется эскалации отношений с Приднестровьем, и что будет ратифицирована антихристианская Стамбульская конвенция, легитимизующая половые извращения».

 

Что касается газа, здесь действует стратегия Запада по полному «отключению» Восточной Европы от России, по формированию «санитарного кордона» – с этой целью развивается тема так называемой энергетической независимости, говорит эксперт. На этом фоне, напоминает он, была высказана позиция Москвы – ее озвучил в августе на встрече с Майей Санду замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак: подарков Молдове больше не будет.

 

«С визитом Козака в Кишинев Молдове был дан последний шанс на относительную лояльность. Никто в Москве не настаивал на том, что Молдова должна отказаться от проевропейской риторики. Надо было лишь не участвовать в «Крымской платформе», которую Медведев назвал дебильной, а глава МИД РФ Лавров – антироссийским шабашем.

 

Санду упустила этот шанс… «Газпром» сейчас использует нынешнюю ситуацию, рыночную конъюнктуру для давления на европейских потребителей, и у нас нет оснований рассчитывать, что удастся договориться [на льготных условиях]. Нынешняя власть в Молдове – полностью в фарватере Запада, и решения о том, какой будет газовая политика Молдовы, будут приниматься не в Кишиневе и даже не в Бухаресте или Киеве, а в Вашингтоне, Брюсселе и Берлине», – заявил Букарский.

 

Директор Института социально-политических исследований и регионального развития Игорь Шорников не склонен говорить о низкой эффективности молдавских переговорщиков по газу – напротив, считает он, в молдавском правительстве находятся люди вполне компетентные и способные вести диалог. Более того, они исполняют весьма хитроумный план, говорит эксперт.

 

«По моему убеждению, эти люди осознанно ведут к переделу энергетических потоков в нашем регионе, – пояснил Шорников. – Газ должен поступать не с Востока – через Приднестровье, а с Запада. Приднестровье должно покупать газ в Молдове и, вероятно, по завышенной цене, оплачивая услуги, в том числе молдавских фирм-посредников вроде «Энергокома». В итоге этой операции Молдова получает целый спектр стратегических выгод.

 

Во-первых, Тирасполь лишается возможности перекрыть газовый вентиль в случае молдавской военной операции против Приднестровья, как это было, например, в июне 1992 года (газ тогда перекрыли после нападения молдавских силовиков на город Бендеры). Такой операции, уверен, Кишиневу проводить не понадобится, но этот козырь у Тирасполя выбьют. Во-вторых, Приднестровье лишается значительной части своих валютных доходов от поставок электричества в Молдову (ее вырабатывает расположенная в Приднестровье Молдавская ГРЭС). Производство электричества становится низкорентабельным, а покупать можно и в других странах.

 

В итоге Молдова сможет полностью контролировать энергетику Приднестровья. А какие минусы у этой политики? С точки зрения правых, их попросту нет. Население начнет оплачивать завышенные тарифы за тепло и за электричество. Да, могут быть политические издержки, снизиться рейтинг – но впереди еще 3-3,5 года, а там правые планируют провернуть великие дела, которые перечеркнут созданные ими неудобства», – отмечает Шорников.

 

Великие дела – это решение приднестровского вопроса по молдавскому сценарию, завершение миротворческой операции в регионе, свертывание российского военного присутствия и регистрация Молдовы в качестве кандидата на членство в ЕС, говорит эксперт. С такими результатами, утверждает он, Майя Санду и пропрезидентская партия PAS планируют подойти к следующему электоральному циклу.

 

«Кишинев накопил достаточно широкий арсенал средств давления на Тирасполь: совместные молдо-украинские таможенно-пограничные посты на приднестровской границе дают возможность Молдове полностью контролировать импортно-экспортные операции Приднестровья и перемещение людей. Энергетика может стать недостающей частью пазла, чтобы «выкатить» Тирасполю проект урегулирования, от которого он уже не сможет отказаться. И это дело, скорее всего, уже 2022 года. А сейчас вице-премьер РМ Влад Кульминский выступает с критикой формата «5+2», в рамках которого пока невозможно приступить к обсуждению политических вопросов.

 

Тут важно подчеркнуть, что решение приднестровского вопроса для Кишинева не самоцель. Это решение может быть формальным. Молдове важно, чтобы оно дало основания считать конфликт окончательно урегулированным, чтобы у российских миротворцев не осталось правовых оснований для продолжения миссии», – сказал эксперт.

 

Он подчеркнул, что люди, которые сегодня находятся у власти в Молдове, имеют определенную программу действий, спущенную Вашингтоном и Брюсселем, который и наделил команду Санду полнотой власти.

 

«Да, эти люди не имеют хорошего опыта государственного управления, отсюда и топорная работа во всем. Но в целом они движутся по графику. Спрашивается, почему нельзя было подождать с приднестровскими автомобильными номерами до 10 января 2022 года? И это притом, что Козаку пообещали не блокировать Приднестровье. Значит, у них зафиксирован железный дедлайн, перенести который они не в состоянии.

 

Незаключение газового контракта – из той же оперы. Тонкость проводимой операции должна состоять в том, чтобы представить Россию в неприглядном свете. Молдова должна выглядеть пострадавшей от «российского произвола». Это должно сначала оправдать перед населением рост тарифов, а затем создать условия для развертывания антироссийской пропаганды и подходящий фон для давления на Приднестровье», – прогнозирует Шорников.

 

Историк, политолог Зураб Тодуа не исключает, что вокруг газовой проблемы идут политические игры, подоплека которых в том, что на этом «просто кто-то хочет заработать – отобрать эту жилу у предприятия «Молдова-газ» и отдать другим фирмам».

 

«Никакого «другого газа», «газа из альтернативных источников», кроме российского, в Европе нет, и народ вскоре поймет суть этих игр», – говорит Тодуа.

 

По мнению политолога Александра Кориненко, жители Молдовы не будут молча взирать на происходящее – неизбежный рост тарифов, а значит и уровня бедности. По словам эксперта, потенциал сопротивления в стране не исчерпан – это показали и протесты в поддержку отстраненного Генпрокурора Александра Стояногло, и народная акция у потушенного Вечного огня.

 

«Майя Санду должна понимать, что если мы зимой не будем греться в своих домах, то мы будем греться у горящих покрышек на площади», – заявил Кориненко.

 

Он говорит, что Запад пытается сделать Молдову мальчиком для битья – ее сейчас пытаются выдвинуть на позиции, где находились ранее Польша, Румыния, Прибалтика, которые провоцировали Россию и «за это получали по шапке». Сейчас же «по шапке» получает Молдова – так было, например, в ходе встречи спикера парламента РМ Игоря Гросу с главой Совфеда Валентиной Матвиенко, которая прямо заявила о претензиях к Молдове по поводу «Крымской платформы».

 

«Хотелось бы от Майи Санду услышать какие-то пояснения. Все понимают, что именно Санду ждут в Москве, и когда туда едет договариваться по газу человек в ранге вице-премьера, это, как говорится, не по Сеньке шапка. С господином Миллером встречался Андрей Спыну, а ехать туда должна была как минимум премьер Наталья Гаврилица. Ну а госпожа Санду «наговорила» уже на такие цены по газу, что Россия и не скрывает, что мы должны расплачиваться и за участие в «Крымской платформе», и за подписание Батумской декларации, и за многое другое», – сказал эксперт.

Источник

PolitNavigatorMap.JPG
Молдова собирается решить приднестровский вопрос без участия России

Давно известно, что пока Молдову сотрясает внутриполитическая борьба, Приднестровье может жить относительно спокойно – Кишиневу просто не до него. Теперь складывается иная ситуация. Консолидация власти в Молдове, да еще и в руках правых, не сулит Приднестровью ничего хорошего. Уже видно, что новые люди настроены весьма решительно и намерены сносить любые препятствия.

 

Эксперты в ходе онлайн-встречи, организованной Институтом политических исследований и регионального развития, проанализировали перспективы урегулирования молдо-приднестровских отношений. Итак, есть ли у Кишинева план действий в этом направлении?

 

Директор ИСПИРР Игорь Шорников напоминает, что ранее, когда переговорщиком от Молдовы в урегулировании был Василий Шова, Кишинев продвигал определенную стратегию в отношении Приднестровья. Она состояла в создании широкого международного консенсуса по Молдове и привлечении огромных инвестиций в регион. Нынешний переговорщик Влад Кульминский, в каком-то смысле ученик Василия Шовы, хорошо знает возможности Молдовы, разбирается в текущей конъюнктуре международных отношений, а еще знает, чего бы хотел Запад от руководства РМ.

 

Шорников полагает, что видение Кульминского относительно урегулирования может включать большие блоки из плана Шовы, но с поправкой на текущую международную ситуацию. А ситуация такова, что широкого консенсуса может не понадобиться: у России не так много рычагов осталось в регионе, а значит решить приднестровский вопрос Кишинев может и без нее, опираясь исключительно на западную поддержку, считает эксперт.

 

«Чтобы проследить возможную траекторию будущего урегулирования надо понимать, что для нынешних властей целью урегулирования может быть не реинтеграция Приднестровья, а ликвидация военного присутствия России. А для этого достаточно выбить правовую основу для сохранения здесь миротворческого контингента. Достаточно будет подписания Кишиневом и Тирасполем формального документа, который вполне может выглядеть удовлетворительным для Тирасполя и Москвы. В нем, к примеру, могут быть прописаны достаточно широкие полномочия Приднестровья, включающие право на использование русского языка в регионе, сохранение самостоятельного бюджета, органов власти, символики и т.д. – то есть сохранение основных атрибутов «статуса кво».

 

Теоретически достижение такого урегулирования возможно уже в следующем году, жизнь простого приднестровца практически не изменится. Дальнейшая логика политического процесса в Приднестровье и вокруг него будет связана с прекращением российской миротворческой операции, снятием блокпостов, оптимизацией логистики в регионе, а также с переговорами Кишинева с Москвой об утилизации боеприпасов – этот процесс может затянуться на годы, но он будет запущен и будет необратим», – прогнозирует Шорников.

 

Эксперт опасается, что если Россия уйдет, тут запустят сценарии, связанные с подготовкой к «унире» Молдовы с Румынией, и это уже будет означать последовательное наступление на права Приднестровья и Гагаузии, при этом без российского военного присутствия возможностей для сопротивления к тому времени у Тирасполя может не оказаться.

 

Экс-министр иностранных дел Приднестровья Владимир Ястребчак согласен с тем, что речь идет о ликвидации военного и военно-политического присутствия России, при этом, подчеркивает он, Кишинев применяет здесь «комплексный и достаточно основательный подход».

 

Ястребчак усматривает в действиях команды Санду, имевшей опыт работы с различными НКО, строгое следование графикам, в которых с одной стороны – четкие даты исполнения решений, с другой – конкретные мероприятия. Для этой работы у руководства РМ пока имеется и окно возможностей – еще есть одобрительное отношение Запада к провозглашенным в РМ реформам, перед западной аудиторией еще можно проехать на лозунгах о борьбе с коррупцией, отмечает Ястребчак.

 

«Кишиневу не нужен даже план, – говорит эксперт. – На столах у руководства Молдовы, скорее всего, лежит перечень проблем, потенциально болевых точек со сроками, когда надо будет по ним принимать решения. Это и фармацевтика, и вопросы пропуска физических лиц через границу (пока посты погранслужбы РМ действуют в тестовом режиме, но это рано или поздно может закончиться, и тогда очень многие жители Приднестровья окажутся потенциальными нарушителями миграционного законодательства РМ), и другие вопросы. Этот перечень и составляет основу сценария действий на приднестровском направлении», – считает экс-министр.

 

«Никто не будет пересматривать сроки вступления тех или иных решений в силу – это мы видели на примере 1 сентября, когда был введен запрет на передвижение через территорию Украины автомобилей с приднестровскими номерами. Дальше у нас будет апрель – время заключения контракта на поставку электроэнергии, которую сегодня поставляет в Молдову расположенная в Приднестровье и принадлежащая «Интер РАО» электростанция (этот факт в Кишиневе любят вспоминать в контексте «газового шантажа» России). Пока есть внешняя поддержка, все это постараются реализовать. Избранная тактика подавления реализуется и, как, видимо, считают в Кишиневе, дает свои результаты. Можно ожидать лишь ее усиления, тем более что возможности Тирасполя что-то противопоставить – весьма ограничены», – считает Ястребчак.

 

Молдавский политолог Зураб Тодуа отмечает, что опасения, высказываемые на левом берегу Днестра, понятны, но ситуация не так остра, как может показаться. По его мнению, планы Запада по удушению Приднестровья и полному разрыву связей Молдовы и России могут существовать, однако для их реализации нужна профессиональная команда, а в Кишиневе ее нет. Более того, говорит политолог, все, что связано с делом Генпрокурора Стояногло, с газовым вопросом, с попыткой затушить Вечный огонь, другими событиями сентября – октября, вызывает далеко не однозначные оценки внутри самого руководства Молдовы.

 

«Там есть люди, которые недоумевают по поводу того, что происходит, хотя и не могут высказываться открыто, поскольку подчинены определенной дисциплине и находятся в команде», – сообщил Тодуа.

 

Он напомнил также, что поддержка Запада непостоянна, и команда Санду может лишиться ее.

 

«Такая поддержка Запада, какой пользовался Саакашвили, мало у кого была на постсоветском пространстве. Его поддерживали очень серьезно – на одну только реформу армии потратили с 2004 по 2007 годы 5 миллиардов. Тем не менее Саакашвили списан, потому что слишком прямолинейно и тупо, с огромным количеством издержек и ошибок реализовывал те задачи, которые, возможно, ему ставились. Если Запад не увидит, что правая власть в Молдове реализует свою программу более или менее грамотно и положительно, если тема кризиса в РМ будет продолжаться полгода, год или два, уверен, власть потеряет поддержку – так, как потеряли ее Филат, Плахотнюк. И Майя Санду тоже потеряет, если будет действовать так, как действовала до сегодняшнего дня. Санду сегодня – примерно как поздний Плахотнюк, только она этот путь прошла за сто дней», – заключил эксперт.

Источник

PolitNavigatorSandu2.JPG
Додон ушёл – время пришло. Левые Молдовы договариваются уничтожить режим Санду

Левые силы Молдовы стоят на пороге объединения. Прошло только 100 дней после триумфа правых на досрочных парламентских выборах, а вал захлестнувших Молдову проблем превосходит даже самые пессимистичные прогнозы. Команда президента Майи Санду сконцентрировала всю власть в своих руках – казалось, что долгий период внутриполитической нестабильности завершен и впереди устойчивое движение в западном направлении. Но не тут-то было.

 

Молдова захлебывается в пандемии, арестован Генпрокурор,  обострились отношения с Приднестровьем, накануне зимы маячит газовый кризис. Левый фланг, разгромленный на выборах в пух и прах, планировал не торопясь восстановить силы и выступить через четыре года, но, похоже, действовать нужно уже сегодня.

 

Эта тема обсуждалась на экспертной дискуссионной площадке, которую организовал Институт социально-политических исследований и регионального развития.

 

Вежливые поклоны вместо колких замечаний

 

Примечательно, что во встрече принимали участие представители двух левых партий – ПСРМ и «Гражданского конгресса». Оба эти формирования участвовали в июльских парламентских выборах и имели массу взаимных претензий. Возможно, неприязнь удастся победить.

 

Политический аналитик в Партии социалистов Владимир Букарский заявил, что «сейчас надо, невзирая на личности и персоналии, на прошлые обиды, объединяться против обезумевших «желтых муравьев», перед угрозой «желтой лихорадки» (напомним, желтый – партийный цвет пропрезидентской PAS – прим. автора)».

 

Эксперт отметил также, что во главе Партии социалистов уже нет Игоря Додона – раздражавшей  многих фигуры, человека, которого часто называли главным препятствием для объединения всех левых сил.

 

C идеей консолидации согласен и политолог, член Исполкома Партии коллективного действия «Гражданский конгресс» Зураб Тодуа.  Представители двух левых политических сил, отпускавшие  друг другу ранее язвительные замечания, пикировавшиеся в соцсетях, на онлайн-площадке дискуссионного клуба даже обменялись сдержанными комплиментами.

 

Букарский сказал, что его порадовало выступление одного из лидеров «Гражданского конгресса» Марка Ткачука на митинге в поддержку Генпрокурора Александра Стояногло.

 

«Ткачук призвал к объединению все силы, противостоящие нынешней власти, не стал делить людей, как раньше, на тех, кто за перемены, и тех, кто против, и в этом очень позитивный шаг с его стороны», – отметил эксперт.

 

«Господин Букарский прав: мы, представители левого фланга, нанесли друг другу очень много обид. Эти дискуссии, обиды, возможно, были неизбежны. Это история отношений, личностных,  внутрипартийных, межпартийных», – ответил на это Зураб Тодуа.

 

Он считает, что сейчас есть два варианта действия.

 

«Первый вариант – холить и лелеять обиды, добавлять в них новые краски, эмоции, а тем временем правые будут творить, то, что они творят сейчас по газовому вопросу, вопросам русского языка, Приднестровья, отношений с Россией. Второй вариант – более предпочтительный – в том, чтобы, используя сложившуюся политическую ситуацию, углубление экономического, политического, морального кризиса – объединиться. На повестке дня стоят вопросы: как произойдет отстранение этой группировки от власти, как и когда будет формироваться общее движение, которое будет включать консолидацию на левом фланге, а также объединение центристских сил и даже правых, которые возмущены тем, что происходит в Молдавии», – заявил Тодуа.

 

Кейс Стояногло

 

Стихийное единение разных политических сил произошло на фоне дела Генерального прокурора Александра Стояногло, которого в начале октября отстранили от должности и задержали по обвинению в коррупции.  Оппозиция парламентская и непарламентская – причем и левая, и часть правых партий – вышла на митинги, потребовала справедливости.

 

«Стояногло был задержан незаконно с нарушением всех процедур, а обвинения, которые ему предъявили, не стоят выеденного яйца – там нет никакой основы, – объяснил Зураб Тодуа. – Мы имеем дело с обыкновенной местью Майи Санду и партии PAS в отношении Стояногло – в 2019 году из-за назначения его генпрокурором Санду потеряла должность премьер-министра.

 

Еще здесь желание партии PAS, желание иметь своего генпрокурора и использовать его как дубинку. Кроме того, надо учитывать,  что Стояногло – выходец из Гагаузии. В кулуарах, как я слышал, говорилось, что на этой должности должен быть представитель этнического большинства, и неслучайно тема Стояногло вызвала напряжение в отношениях межу Гагаузией и центром.  Задержание Генпрокурора стало знаковым событием, вызвало консолидацию сил, которые занимали ранее разные позиции по отношению к правящей группировке, а после возбуждения дела против Стояногло отставили в сторону свои разногласия».

 

Вскоре общество всколыхнулось снова, когда на Мемориальном комплексе «Вечность» в Кишиневе власти, неумело оправдываясь, отключили подачу газа. Люди стали массово приходить туда, зажигать свечи, власть испугалась и вернула Вечный огонь, напомнил Зураб Тодуа. Он считает, что «ресурс сопротивления есть», и надо таким способом добиваться своего, в том числе  возвращения Стояногло на должность.

 

Что предлагается

 

Участники экспертной дискуссии признают, что путь к консолидации – не быстрый, это не случится завтра. Директор Института социально-политических исследований и регионального развития Игорь Шорников предположил, что на левом фланге пока просто не готовы к тому, что реагировать приходится оперативно, к тому, что власть так быстро начнет допускать критические ошибки.

 

«Прошли акции протеста – ситуация с прокурором совершенно невообразимая для правого государства. Она показала, что левые силы есть, что есть определенные возможности для мобилизации своих сторонников, встает вопрос, возможна ли консолидация левых сил прямо сейчас. Важно не упустить момент», – сказал он.

 

Представители левых сил считают, что нужно начинать на эту тему переговорный процесс – формальный и неформальный.

 

«Идея переговорной платформы – замечательная, и она была, в общем-то, на поверхности. Мы ее зафиксируем и в каком-то виде начнем продвигать», – заявил Зураб Тодуа.

 

Он подчеркнул, что консолидироваться надо, чтобы «не допустить разгосударствления Молдовы».

 

«На каком-то этапе возникнет идея:  если страна не может справляться с растущими проблемами, надо передать бразды правления тем, кто может. Парламент передаст полномочия,  например, какому-нибудь единому органу, которые объединят два государства по каким-то направлениям. Это очень опасно. А граждане, измученные проблемами могут отреагировать на это весьма вяло», – сказал эксперт.

 

Особенности национального политического менталитета 

 

Тодуа считает, что всем левым неплохо было бы объявить мораторий на критику друг друга в соцсетях и публичных выступлениях, поскольку часто высказывания публикуются под влиянием эмоций.

 

«Это чисто молдавская тема. Оскорбления, персональные наезды на конкретного человека, тут же ответ, далее – состязание в острословии. Нигде нет такого оскорбительного отношения друг к другу на постсоветском пространстве, как в Молдавии. Это проявление провинциальности политики», – отметил он.

 

Молдавский политолог Александр Кориненко скептически относится к возможности быстрой консолидации левого фланга, полагая, что лидеры партий все-таки не смогут преодолеть взаимное недоверие. Вместе с тем, прогнозирует он, с падением рейтинга Майи Санду вскоре выдвинутся новые партии и на правом, и на левом фанге, и перемены все равно произойдут. Он также напомнил о местной народной традиции – сначала довести все до ручки, а лишь потом начать думать.

 

«Дорина Киртоакэ три раза выбирали в мэры Кишинева (прорумынский политик запомнился неудовлетворительной работой на этом посту – прим. автора), потому что кто-то боялся русских танков.

 

То есть, нам надо обязательно превратить город в помойку, чтобы мы, наконец, перестали думать геополитически и начали думать прагматически.

 

Когда мы зимой получим платежки за коммунальные услуги и будем открывать холодильники, мы поймем, кого мы поддержали, кого выбрали, и станем думать об альтернативах», – сказал Александр Кориненко.

Источник

«100 дней после триумфа правых в Молдове: кризис завершен, да здравствует кризис?» - заседание Дискуссионного клуба ИСПИРР