ВЫСТУПЛЕНИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ДИРЕКТОРА ИСПИРР АНДРЕЯ МОСПАНОВА НА ЗАСЕДАНИИ ДИСКУССИОННОГО КЛУБА «ДОСРОЧНЫЕ ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В РЕСПУБЛИКЕ МОЛДОВА: СТАНУТ ЛИ ОНИ РЕШЕНИЕМ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА?»

Добрый день, уважаемые коллеги!

 

Мы находимся в самом начале избирательной кампании в Молдове. Впереди там еще наверняка будет много интересного. В наших планах - опубликовать большой анализ, посвященный этой избирательной кампании, в аналитическом бюллетене нашего Института в июле. Сегодняшнее же мое краткое выступление будет посвящено стартовым позициям политических игроков и тому, как это видится нам со стороны.

 

На мой взгляд, отправной точкой в оценке перспектив нынешней кампании является следующее: она, по крайней мере по мысли западных посольств, должна стать завершением того переходного периода, который начался в молдавской политике в июне 2019 года, после ухода олигарха Владимира Плахотнюка. Конечная цель этого переходного периода – привести к власти полностью подконтрольные правые силы. И у власти они останутся как минимум на ближайшие 8 лет, до конца нынешнего десятилетия.

 

В этом – смысл политической операции, состоявшей из нескольких этапов, включая приход Майи Санду на должность премьера в 2019 году, затем ее своевременный уход из власти и последующую победу на президентских выборах в 2020 году. Победа правых на нынешних парламентских выборах и формирование правого правительства должны стать заключительным этапом операции.

 

Сегодня партия «Действие и солидарность» (PAS), неформальным лидером которой является Майя Санду, близка к этой цели. В конце декабря 2020 года в одном из интервью мы отмечали, что у нее есть полгода для роспуска парламента и организации досрочных парламентских выборов, иначе инерция победы на президентских выборах начнет размываться. Как видим, ей удалось уложиться в этот срок.

 

Сильными сторонами партии «Действие и солидарность», помимо того, что у нее есть стратегическая высота в виде президентской трибуны, являются простая и уже хорошо узнаваемая политическая, предвыборная повестка, направленная против основных конкурентов («борьба с коррупцией», борьба за окончательное очищение политической системы» и т.д.). К числу неоспоримых внешних преимуществ PAS нужно причислить, естественно, поддержку ЕС, США и Румынии.

 

При этом у пропрезидентской партии есть две главные слабые стороны: а) праворадикальные, шовинистические настроения некоторых ее руководителей и активистов, способные оттолкнуть часть электората, тяготеющего к политическому центру; б) отсутствие достаточного числа людей с серьезным опытом госуправления. Но вторая слабость пока не очень видна, потому что PAS не успела толком побывать у власти. Что же касается первого фактора, то в своих выступлениях Майя Санду явно старается сгладить праворадикальный фон, у нее это получилось на президентских выборах и в целом получается сейчас.

 

Партия PAS идет к тому, чтобы получить самую большую фракцию в парламенте. Вопрос в том, будет ли у нее абсолютное большинство. Цель именно в достижении такого большинства, и на это будет брошено всё – поддержка различных западных структур, максимальная мобилизация молдавской диаспоры в Европе, личные усилия самой Майи Санду как президента. Если станет ясно, что PAS самостоятельно абсолютного большинства не достигает, то будет попытка создать условия для прохождения в парламент еще одной правой партии, чтобы затем сформировать правую коалицию.

 

Основным конкурентом PAS на этих выборах станет, как уже понятно, блок социалистов (ПСРМ) и коммунистов (ПКРМ). Я бы назвал их «уходящими левыми». На мой взгляд, этот блок находится примерно в такой же ситуации, в какой оказалась ПКРМ после досрочных парламентских выборов в июле 2009 года. Политический пик социалистов пройден.

 

Сильными сторонами левого блока являются большой политический опыт многих входящих в него людей, а также наличие стабильного электорального ядра.  Очевидно, что блоку ПСРМ и ПКРМ также можно рассчитывать на медийную поддержку Москвы.

 

Но в то же время уже ясно, что социалисты и коммунисты (как и Игорь Додон во время президентской кампании 2020 года) окажутся на этих выборах в неудобной позиции, которая будет атакована со всех сторон. Можно сказать, что впереди у левого блока находятся танки Майи Санду, а позади – партизаны Ренато Усатого и Марка Ткачука.

 

Левый блок будет очень уязвимым для критики и в плане предвыборной программы и лозунгов – и Додону, и Воронину припомнят массу политических обещаний, которые они так и не выполнили, не говоря уже о «кульках» и прочих схемах.

 

В общем, ПСРМ и ПКРМ придется не только пробовать наступать, но и вести круговую оборону, в ходе которой неизбежны различные ошибки, а также такие вынужденные решения, которые влекут за собой имиджевые издержки (как это произошло, например, в недавней истории с Марком Ткачуком и его сорвавшимся эфиром на РТР-Молдова; не только сам Ткачук, но и другие источники утверждают, что эфир не состоялся после вмешательства лидеров ПСРМ).

 

Чтобы создать в новом парламенте коалицию с партией «Шор», социалистам и коммунистам нужно получить по итогам выборов не менее 44-45 мандатов. Полагаю, что такой результат для них сегодня совершенно недостижим, и после 11 июля левый блок отправится в оппозицию.

 

Несколько слов о партиях второго эшелона. «Блок Ренато Усатого» будет, наверное, одной из главных загадок этих выборов – такой же, как сам Усатый стал на президентских выборах 2020 года. Мы предполагаем, что блок все же не повторит персональный результат своего лидера на президентских выборах (17%), однако в парламент он точно попадет. При этом трудно пока говорить с определенностью, какую роль сторонники Усатого станут там играть.

 

В новом парламенте будут и представители партии «Шор». Безусловной сильной стороной «шористов» остается наличие крепкого регионального электорального ядра в Оргееве, как раз достаточного для того, чтобы пересечь установленный Избирательным кодексом РМ барьер в 5% голосов.

 

Гражданский Конгресс, Партия развития и объединения Молдовы экс-премьера Иона Кику, а также Партия перемен Штефана Глигора в этот парламент не попадут. Партия Иона Кику, как кажется, не имеет перспектив ни сейчас, ни в будущем. Что же касается ГК и Партии перемен, то их сегодняшняя задача - заявить о себе. ГК – это, возможно, «будущие левые», идущие на смену нынешним «уходящим», а ПП – «будущие правые». Но для того, чтобы это будущее стало реальностью, и тем, и другим нужно приложить еще много системных усилий в течение ближайших нескольких лет.

 

Пока нет ощущения, что в парламент пройдет какая-либо из унионистских партий. Однако всё может измениться, если в ситуацию серьезно вмешается Бухарест и унионисты все-таки в той или иной форме объединятся.

 

Наконец, если говорить о приднестровской тематике, то в ходе досрочных парламентских выборов в РМ ее, скорее всего, будет не так много. Майя Санду и ее партия «Действие солидарность», которые станут задавать тон в этой кампании, сосредоточатся на выгодных для них пунктах внутримолдавской повестки. Но после выборов не исключено, что нас может ожидать период конфронтации элит Кишинева и Тирасполя.    

© ИСПИРР 2021