IMG_8592 (2).JPG
БУДУЩЕЕ ПРИДНЕСТРОВЬЯ: МЕЖДУ «АЛАРМИСТАМИ» И «ПРАГМАТИКАМИ»

Андрей Моспанов

В конце июля исполнилось 29 лет с момента окончания «горячей фазы» приднестровского конфликта и ввода в Приднестровье российских миротворческих сил. К этой дате 28-29 июля тираспольский Институт социально-политических исследований и регионального развития (ИСПИРР) при грантовой поддержке Фонда Горчакова провел международную научно-практическую конференцию «Приднестровье - Молдова - Россия: актуальные вопросы региональной безопасности и миротворчества». Она собрала российских, приднестровских, молдавских и румынских экспертов, которые обсудили нынешнее положение дел вокруг Приднестровья, в том числе и в контексте недавней победы прозападных сил на парламентских выборах в Молдове.

Директор ИСПИРР Игорь Шорников, открывая конференцию, отметил, что сегодня вновь появилась тревога за будущее миротворческой операции на Днестре. Вызвана она не только приходом к власти в РМ президента Майи Санду и ее партии, но и тем, что восточноевропейский регион и регион Черного моря в целом становятся все менее безопасными. «Все мы помним прошлогодние события в Белоруссии, постоянно нестабильна Украина, весной мы видели, как начала обостряться ситуация вокруг Донбасса», - сказал И. Шорников. В этих условиях, по его мнению, повышается и стабилизирующая роль России на Днестре, значение миротворческого механизма с ее участием.

Министр иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев рассказал о том положении, которое сложилось на сегодняшний день в переговорном процессе Кишинева и Тирасполя. По его словам, со стороны Молдовы происходит «имитация переговоров с одновременными попытками гибридного давления на ПМР». «Последние три года я бы здесь охарактеризовал как период упущенных возможностей. Ни одно из тех соглашений, которые мы подписали в 2016-2018 годах, Кишинев не выполнил в полном объеме», - отметил В. Игнатьев.

 

Говоря о формах давления на республику, он напомнил о закрытии счетов приднестровских предприятий в молдавских банках в 2019 году, о сложностях с пропуском медицинских грузов в ПМР во время пандемии COVID-19, о провокациях прорумынских унионистов на границе ПМР в период недавних выборов, а также о продолжающихся попытках заблокировать работу главного миротворческого органа – Объединенной контрольной комиссии.

 

«С 1 сентября молдавская сторона по договоренности с Киевом угрожает запретить передвижение через Украину автотранспорта с приднестровскими номерами. Это сейчас самая острая угроза для диалога», - подчеркнул В. Игнатьев.

 

***

 

По словам представителей Института международных исследований МГИМО Сергея Маркедонова и Алексея Токарева, случай Молдовы и Приднестровья отличается от других постсоветских «горячих точек» прежде всего тем, что здесь не было постоянных «разморозок» и такого числа беженцев, как, например, на Кавказе. Кроме того, здесь достаточно высокий уровень связи «структур повседневности», то есть хорошо развиты социальные и бытовые контакты населения конфликтующих сторон. «Можно сесть в автомобиль и поехать из Тирасполя в Кишинев. Этого нельзя себе представить в Нагорном Карабахе, на Донбассе, в Абхазии и Южной Осетии», - отметил, в частности, А. Токарев.

 

Однако тем не менее, как считает С. Маркедонов, нельзя сегодня говорить о том, что приднестровский конфликт – легкий с точки зрения урегулирования. К усложнению конфликта привела его геополитизация, начавшаяся с 2003 года, когда было сорвано подписание меморандума Дмитрия Козака. Следующей важной точкой в этом плане стал российско-украинский кризис 2014 года, приведший к связке донбасского и приднестровского конфликтов и в целом ослабивший и положение ПМР, и позиции России в регионе.

«Сейчас любой постсоветский конфликт, в том числе приднестровский, невозможно себе представить без контекста отношений между Россией и Западом. При этом говорить о какой-то нормализации отношений России и Запада в ближайшее время не получится. Потому единственный вариант для Кишинева и Тирасполя сегодня – это решение гуманитарных, человеческих вопросов, «малые шаги», не затрагивающие проблему политического самоопределения. К сожалению, за последние годы мы привыкли к минимализму», - сказал С. Маркедонов.

 

Приднестровское урегулирование затрудняется, по его словам, еще и тем, что Молдова так до конца и не определилась со своим государственным проектом. «До сих пор есть вилка: быть с Румынией или оставаться самой по себе. Этого нет в других конфликтных точках. Можно, например, сколько угодно говорить о стратегической кооперации Турции и Азербайджана, но Ильхам Алиев не ставит целью вхождение в состав Турции», - добавил представитель МГИМО.

 

Тот факт, что приднестровский конфликт становится заложником более глобальных политических договоренностей, отметил и директор московского НИИ миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов. «Фокус внимания в России полностью сейчас переключается на трек стратегической стабильности. И вопросы урегулирования конфликтов на Днестре и в Донбассе могут стать продолжением этих стратегических глобальных решений», - сказал он.

 

Эксперт Института международных исследований МГИМО Алексей Токарев при этом считает, что в сегодняшних условиях у ПМР немного шансов на окончательное отделение от Молдовы и международное признание. В своем исследовании, посвященном математическому моделированию постсоветских сецессий, он дает Приднестровью в этом отношении самый низкий балл по сравнению с Абхазией, Южной Осетией и даже Л/ДНР.

 

***

Участники конференции разошлись в мнениях о том, что ждет отношения Кишинева и Тирасполя после прихода к власти в Молдове президента М. Санду и правой партии «Действие и солидарность» (PAS). Профессор РАНХиГС при президенте РФ и известный специалист по приднестровскому конфликту Наталья Харитонова считает, что здесь нужно готовиться к непростым временам в силу того, что лица, которые сейчас будут принимать решения в Молдове, зависимы от внешних сил – Румынии и Запада.

«Мы имеем позиции президента Майи Санду, озвученные не для широкой публики, в кулуарах. Она прямо указывала, что не видит смысла в переговорном процессе в принципе, не понимает, с кем в Приднестровье разговаривать и зачем это делать. По ее мнению, есть необходимость просто выполнять положения закона 2005 года [закон № 173 «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)», принятый парламентом Молдовы 22 июля 2005 года и дающий ПМР статус автономно-территориального образования в составе РМ. – Ред.]. И она рассчитывает, что международное сообщество такую позицию поддержит», - рассказала Н. Харитонова.

По ее мнению, Приднестровье будет подвергаться гибридному давлению под флагом той борьбы с коррупцией, которую провозгласила Санду.

 

С пессимизмом смотрит на ситуацию и исполнительный директор молдавского филиала Изборского клуба Владимир Букарский. По его словам, «Санду и ее команда – это образцовый аппендикс коллективного Запада, это не люди, а роботы, в них вложена определенная программа, которую они планомерно и с энтузиазмом будут исполнять».

 

Депутат Верховного совета Приднестровья Андрей Сафонов тоже склоняется к негативным сценариям, хотя в то же время и отмечает, что Санду держится пока достаточно осторожно. Но это может оказаться временным затишьем. Приднестровский эксперт предполагает, что нужно ожидать более активной координации действий между Молдовой, Украиной и Грузией в рамках т. н. Ассоциированного трио под патронажем США и при внешней ориентации на Евросоюз. Кишинев также будет пытаться испортить отношения между Украиной и Приднестровьем, а Санду станет уклоняться от встреч как с Владимиром Путиным, так и с президентом ПМР Вадимом Красносельским.

 

Наряду с этим А. Сафонов не исключает, что команда Санду начнет прорабатывать и вопрос о том, чтобы в нужный момент выйти из мирного Соглашения 1992 года [Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова, подписанное в Москве 21 июля 1992 года. На его основе началась миротворческая операция под эгидой России. – Ред.].

Однако на этот счет есть и другие точки зрения. Молдавский политолог доктор истории Зураб Тодуа, например, пока не видит причин для «алармизма». «Проект Майи Санду – это не только американский, но и в значительной степени германский проект. А Германии не нужно обострение на Днестре. Санду, безусловно, будет развивать отношения с Западом, но вряд ли с ее стороны стоит рассчитывать на какую-то радикализацию в регионе, в том числе и в отношении существующей миротворческой операции. Это грозит партии PAS потерей части электората», - отметил З. Тодуа.

 

Кроме того, по его мнению, Майя Санду как раз будет стремиться встретиться с Владимиром Путиным, «потому что это в интересах и Молдовы, и ее лично».

 

Сергей Маркедонов тоже считает, что есть шанс на прагматичную позицию команды Санду. «В истории дипломатии было немало примеров, когда политик, приходивший с жесткой риторикой, впоследствии становился более договороспособным. Вспомним победу президента Ричарда Никсона, который затем сделал для разрядки международной напряженности больше, чем многие американские либералы», - подчеркнул российский эксперт.

 

По его словам, перед новыми властями Молдовы «сегодня стоит дилемма: либо они начнут отстраивать собственную линию национальных интересов, либо это действительно будет некое приложение к политике коллективного Запада».

 

***

На конференции прозвучали и экспертные рекомендации. Так, Наталья Харитонова полагает, что в свете последних событий России нужно все-таки задуматься о том, чтобы признать Приднестровье зоной своих национальных интересов, и на основании этого выстраивать двусторонние отношения с ПМР. Самому Приднестровью же надо вести активную информационную кампанию на международных площадках, обращать внимание прежде всего на то, что в результате гибридного давления Молдовы нарушаются права жителей региона.

 

Экс-министр иностранных дел ПМР Владимир Ястребчак считает, что можно было бы подумать о некоем «кодексе посредников» в процессе приднестровского урегулирования. Посредники (сегодня это - Россия, Украина и ОБСЕ) декларировали бы в нем целесообразность воздерживаться от действий и заявлений, которые могли бы вести к дестабилизации в тех или иных сферах. «Там также мог бы быть тезис о том, чтобы посредники прилагали больше усилий для побуждения сторон к исполнению взятых на себя обязательств», - добавил В. Ястребчак.

 

Наконец, Владимир Букарский посоветовал Тирасполю активнее «доносить свою точку зрения до адекватной части молдавского общества», а России - пересмотреть принципы дипломатической работы в Молдове. «Мягкая сила, к которой мы привыкли, уже не действует в должной мере», - заключил он.

Источник: РИТМ ЕВРАЗИИ

Видеозапись  международной научно-практической конференции «Приднестровье - Молдова - Россия: актуальные вопросы региональной безопасности и миротворчества»

Секция 1. Нормализация молдо-приднестровских отношений: актуальное состояние и новые возможности

Секция 2. "Бессарабский вопрос" нашего времени и проблемы региональной безопасности